Является ли медитация лекарством от депрессии?

11 августа 2014 года из жизни ушел выдающийся актер, сыгравший множество как трагических, так и комических ролей, Робин Уильямс. Его смерть стала для многих шоком и полной неожиданностью, ведь актеру был всего 61 год. Однако еще большим потрясением стал обнаруженный через несколько дней после его смерти факт — актер покончил с собой.

робин уильямс

Через несколько дней его спутница Сьюзан Шнайдер сообщила прессе, что у Робина был ряд проблем со здоровьем, а немного позже выяснилось, что, по всей видимости, настоящей причиной самоубийства стало его психологическое состояние, а именно тяжелая депрессия.

Смерть Робина Уильямса стала для многих шоком еще и потому, что никто не ожидал самоубийства от человека, привычный образ которого был, казалось бы, совершенно несовместим с произошедшим. В случаях, подобных этому, мы сталкиваемся с тем, что наши представления безжалостно разбиваются о реальность.

Мы все привыкли считать, что суицид является спутником каких-то совсем других людей и что такой продвинутый и позитивный человек, как Уильямс, успешный актер, сделавший так много для других, занимающийся благотворительностью, человек, по-настоящему ценимый обществом и любимый своими близкими и друзьями, просто не мог покончить с собой.

Уильямса уважали и любили многие, и его уход вызвал целый шквал публикаций в прессе, мы же остановимся на одной, которая, как нам кажется, затрагивает очень важную проблему — отношения общества к людям, которые, как часто считается, априори находятся за пределами группы риска.

Как правило такое отношение касается людей, активно реализующих себя в творчестве, занимающихся своим любимым делом, работающих по призванию, удачливых в семье и дружбе, успешных в бизнесе и знаменитых, ведущих активную, независимую и насыщенную событиями жизнь, а иначе говоря, ведущих тот образ жизни, который является предметом мечтаний многих, так называемых обычных людей.

И поскольку этот образ жизни в общественном сознании по умолчанию подразумевает счастливую жизнь, любые отклонения от этого стереотипа как минимум вызывают недоумение среди тех, кто думает, что такая жизнь и есть рецепт счастья.

Подобным образом люди часто относятся и к тем, кто в своей жизни занимается активным духовным поиском.

Удивительно, что в первую очередь это относится к самим практикующим, в среде которых однозначно существует стереотип об универсальности духовных практик, когда, например, медитация, считается средством чуть ли не от всех проблем в жизни, а от человека, ее практикующего, априори ждут безусловно позитивного внутреннего состояния и элементов духовного совершенства. Стоит ли говорить, что, по мнению многих, человек, практикующий медитацию, и психологические проблемы или тем более неврозы и депрессии вещи несовместимые.

Лодро Линзлер, статью которого на смерть Уильямса мы публикуем ниже, человек безусловно «духовно продвинутый». Он автор нескольких популярных книг по буддизму, кроме того, он является активным практиком методов тибетского буддизма ваджраяны и учеником известного мастера Чогьяма Трунгпы.

Его короткая, но предельно честная статья написана о том, что никто из нас не может быть настолько совершенным, чтобы сказать: «я победил своих внутренних демонов».


Медитации недостаточно. Есть ли у Буддиста перспектива покончить с собой?

лодро ринзлер

Печальная новость об уходе из жизни Робина Уильямса затронула и шокировала многих из нас. Я как раз ждал друга в кафе, когда впервые услышал об этом. Новость распространилась быстро и люди реагировали по-разному, кто-то эмоционально, кто-то не очень, но можно было сказать одно — равнодушных не было. В общем и целом реакция была одна — глубокое сожаление, смешанное с искренним недоумением:»Я бы никогда не подумал, что именно он окажется в ряду самоубийц».

Но что означает такая реакция — «Я никогда не думал, что это будет такой, как он?»

Мы все привыкли считать, что в жизни есть успешные, мудрые и полные радости люди, и зачастую нам невозможно себе представить, что они страдают от тех же самых демонов, с которыми сталкиваемся и мы.

Однако исследования говорят нам, что хотя бы один из десяти человек в Соединенных Штатах страдает от депрессии, и Уильямс не раз говорил, что он один из них.

В ответ на новость о смерти своего близкого друга Харви Ферштейн сказал: «Люди, пожалуйста, не шутите с депрессией, это беспощадный враг, который только и ждет, когда вы осознаете свое одиночество и убьете себя. Пожалуйста, не делайте этого, берегите себя!»

Но всем тем, кто страдает от депрессии и у кого есть мысли о самоубийстве, прекрасно известно, что забота о себе — это последняя вещь, о которой ты думаешь, когда все летит к чертям и ты падаешь в эту темную пропасть.

Я давно преподаю медитацию и пишу книги о том, как это отражается на нашей повседневной жизни. Это та форма работы с собой, которую я проповедую именно как заботу о себе.

Однако те люди, кто действительно практикуют медитацию, вовсе не те, кто вечно говорит «со мной все в порядке, я ОК, и мой мир тоже ОК». Это те люди, которые хорошо знают, что страдание это реальная часть жизни, и это люди, которые видят, что большие перемены в их жизни сопровождаются мощными эмоциональными состояниями, такими как стрессы, чувство страха и депрессии.

Может, вам было бы легко подумать про меня, что будучи человеком, который в течении долгих лет учил людей медитировать, я стал эдаким мастером «заботы о себе».

Это, конечно, не так, и я никогда не признавал такого, но учитывая теперешнюю ситуацию вокруг самоубийства Робина, которая затронула напрямую вопросы психического здоровья и склонности к суицидам, я просто должен рассказать о своем собственном опыте таких состояний, в которых пребывал не далее, как всего два года назад.

Я написал тогда успешную книгу о медитациях и буддизме и уже начал усердно работать над второй, когда череда неприятных событий буквально выбила почву у меня из под ног. Моя невеста, с которой я был помолвлен, оставила меня без каких-либо объяснений, и это стало только началом моего падения в пучину личного кошмара. Месяцем позже начались финансовые сложности, а последним ударом стала смерть от сердечной недостаточности моего близкого друга в возрасте всего 29 лет.

Это было ужасное время, когда я чувствовал глобальное отчуждение от всего мира, и та глобальная депрессивная дыра, в которую я свалился, эффективно убивала все благие мысли насчет того, что неплохо было бы наконец позаботится о себе и начать, например, регулярно медитировать.

Сейчас мне очень непросто объяснить, насколько я паршиво себя тогда чувствовал. Я лишь сидел дома и обреченно наблюдал за чудовищными перепадами своего настроения. В какой-то момент мне удалось убедить себя, что моя первая книга, возможно, принесла людям немало пользы, так почему бы мне не закончить вторую?
Это дало мне выход из моего состояния, я сел за стол и написал эту чертову книгу, которая, кстати, выходит в следующем месяце.

Сейчас я припоминаю день, когда мне было особенно хреново. Моя подружка Лаура позвала меня пообедать вместе, но я не мог даже представить себе, что я сейчас вот так встану и пойду в ресторан, где так много людей, которые были нормальными. И мы пошли в близлежащий парк, из которого окрестные бомжи давно сотворили настоящую помойку, и сели там в компании снующих повсюду крыс. Лаура всю дорогу была очень добра и тактична ко мне, а в конце осторожно спросила: «Ты в последнее время не думал как-то навредить себе?» Я был по настоящему потрясен этим вопросом и разрыдался. Потом во мне произошел настоящий перелом, так что через неделю я уже вернулся к своей подушке для медитаций, начал более-менее регулярно есть и наконец однажды проспал всю ночь до рассвета.

Я рассказываю вам об этих событиях потому, что есть много общепринятых общественных мнений по поводу психического здоровья. Это распространено и в буддийском сообществе. Я часто был свидетелем, как буддийские учителя говорят про депрессию как про одну из форм страдания, чуть ли не гарантией от которой является медитация и практика. Но это неправда, я думаю, медитация это не панацея от депрессии и не средство для лечения психических отклонений. И я не верю, что Будда говорил: «Продолжайте страдать от вашего химического дисбаланса.»

Конечно, если у вас есть невроз, медитация может и будет полезной, но вовсе не как замещение предписанной врачами терапии.

Я пишу эту статью по двум причинам.

Во-первых, заявить о том, что Робин Уильямс был обычным человеком. Он был таким же, как я и как вы. И в своей жизни мы все страдаем и пытаемся справиться с этими страданиями так, как можем. Но порой эти вещи сильнее нас.
Просто потому, что Робин Уильямс был комическим актером, был такой знаменитостью и выглядел так радостно и позитивно, у нас возникло мнение, что он неподвластен тем же самым демонам, что и все мы.

И я пишу эту свою историю в точно таком же ключе. Тот факт, что я страдал от депрессии и даже суицидальных мыслей вовсе не отменяет и не обесценивает моего медитативного опыта и понимания буддийского учения, но показывает, что я просто обычный человек и точно также подвержен страданиям, как и любой другой.

Вы можете распрекрасно медитировать многие годы и при этом запросто упасть в депрессию, как любой другой человек, потому что медитация не дает вам никаких гарантий. Робин Уильямс в конечном итоге свел счеты со своей жизнью, мне же повезло больше, потому что мое состояние все же позволило мне обратиться за помощью, и, возможно, поэтому моя история закончилась не так печально. Сейчас я могу сказать, что, по большому счету, прожитый мною ужасный опыт только углубил мою практику и понимание учения.

Еще одна причина, по которой я пишу эти строки, это то, что моя собственная жизнь не закончилась так плачевно, потому что я все же обратился за помощью. Если ты буддист, то это вовсе не значит, что вся твоя жизнь гарантированно превратится в медитацию. Когда приходят по- настоящему серьезные проблемы и ты находишься в состоянии, когда даже не можешь выбраться с утра из своей постели, то это может означать, что тебе нужна помощь, и нет никакого позора в том, что ты, такой продвинутый буддист, обратишься за помощью к врачу или психологу.

Конечно, вы можете попросить о помощи и вашего учителя медитации, но знаете, в какой-то момент психотерапевт может быть вам более полезен. Подумайте, что психотерапия может стать для вас той самой практикой осознанности, когда вы отдаете все свое внимание состоянию вашего тела и ума.

Если вы считаете, что все осилите в одиночку, то хорошенько подумайте вот о чем — ваша духовная практика вовсе не исключает помощи со стороны. Методы психотерапии существуют давно, и поверьте, они реально работают. Есть много специально обученных людей, которые могут помочь вам. Поэтому не бойтесь простить о помощи.


В заключение

Посыл статьи совершенно понятен, автор не делает здесь никаких однозначных выводов о том, что конкретно может или должно сделать нас счастливыми или избавить от страданий. Нужно понимать только вот что: этот вопрос чрезвычайно неоднозначен. Неоднозначен до такой степени, что едва ли можно утверждать, что психотерапия, медитация или же их сочетание являются лекарством.

Мы даже не можем до конца понять, по каким же причинам к нам приходит то или иное состояние, почему, будучи сегодня вроде бы совершенно счастливыми, завтра мы готовы упасть так низко, как невозможно себе было даже представить.

Мы можем принимать или не принимать буддийскую концепцию страдания, мы можем отвернуться от религии и посмотреть на проблему страдания с позиций психологии, современной медицины или фармакологии, но, скорее всего, мы не найдем объяснения ни счастью, ни его противоположности.

Но это и не нужно.

Все что хотел нам сказать Лодро Линзлер в своем послании, написано в самом конце, это и есть то главное, что мы должны запомнить.

Если плохо, не бойтесь просить о помощи.

Другие статьи по теме —

Счастье или страдание, есть ли выбор?
Зачем нужен психолог.

Комментировать через Facebook

Comment