Что такое истинная нравственность? Эксперимент.

Что такое истинная нравственность? С точки зрения психологии морали? С точки зрения детей и взрослых? Что важнее, изначальная чистота помыслов или преодоление соблазна? Представляем небольшой психологический эксперимент, который провели ученые из Йельского университета.

Скажите по-честному, когда в последний раз вы пали жертвой соблазна сделать что то неправильное и аморальное? Солгать, предать доверие, обойти людей в очереди, или тайно получить больше, чем вам причитается? Даю голову на отсечение с вами это было сегодня. А может и час назад. Соблазны преследуют нас везде, особенно тогда, когда это касается секса или денег. И все таки невероятно, как часто мы наступаем на горло этим искушениям и действуем из соображений морали, но не желания. Но вот ведь вопрос, как наш трудный внутренний поединок со змеем искусителем выглядит в глазах окружающих? Кто лучше в их глазах, тот кто делает этот трудный выбор, потому, что подчиняется требованиям морали или же тот, кто поступает морально просто потому, что искушения на него просто не действуют?

Философия морали не дает нам четкого ответа, а предлагает две разные точки зрения на проблему.

Так, если прислушаться к Аристотелю, то мы получим мнение, что истинно нравственный человек не поддается искушениям в принципе и в нем никогда не возникнет дилеммы, как поступить. Иммануил Кант говорил обратное — по настоящему нравственное деяние должно родится в результате трудной внутренней борьбы, а иначе, это ни что иное как простое потакание нормам морали, и даже если оно приводит к позитивным поступкам, то не может считаться показателем истинной добродетели. Так какие же действия по-настоящему нравственны? Неплохо бы это понять, узнав, как обычные люди относятся к тому, что морально, а что нет.

Эксперимент.

Чтобы узнать больше о искушениях и их преодолении, группа экспериментаторов — психологов собрала вместе около 250 детей от трех до восьми лет, и почти четыреста взрослых. Каждому члену команды было предложено оценить несколько историй из жизни детей, которые сталкивались с похожей дилеммой. Одна из них о том, как два ребенка играли в детской и каждый сломал свою игрушку. В итоге, они оба честно рассказали об этом родителям, но один из них по ходу действа поддался соблазну спрятать сломанную вещь и промолчать из страха быть наказанным. Второй ребенок не боялся наказания и сказал правду сразу.

После рассказа этой истории группе мы попросили всех оценить, кто из двух детей поступил более нравственно. В результате ответов был получен результат, который несколько озадачил исследователей. Так дети в возрасте от трех до восьми лет не посчитали, что тот, кто совершает моральные поступки легко чем-то отличается от того, в ком при этом шла трудная внутренняя борьба. Что же касается взрослой части группы, то ее оценка происходящего была прямо противоположной. Такой же разрыв в мнениях сохранился при рассмотрении целого ряда аморальных действий, обмана, не оказания помощи брату, разрыву в отношениях. Вопросы затрагивали такие оценки как — «от кого больше пользы», «кто заслуживает большего вознаграждения за свои действия», «от кого можно ожидать хороших поступков в будущем».

Экспериментаторы ожидали совсем другого результата от взрослой группы, ведь взрослый человек часто оценивает негативные мысли, желания и соблазны, как нечто заслуживающее порицания.

Тем не менее факты говорили о том, что взрослая группа явно отдала свои голоса  тем людям, кто испытывал кроме позитивных и негативные побуждения. Как и Иммануил Кант, участники взрослой группы увидели в порыве пойти по пути аморального действия и последующей внутренней борьбе основу для по-настоящему нравственного поступка.

Естественно были особые виды искушений не укладывающихся в полученный результат. Например, и взрослые и дети в равной мере осудили внутренний порыв ударить ребенка и последующее преодоление этого искушения. Этого человека никто не рассматривал как более нравственного, чем того, кто вовсе не испытывал такого желания.

В целом исследователи пришли к интересному выводу что дети до 8 лет идут по пути логики Аристотеля, и предполагают больше нравственного в человеке свободного от соблазнов. Но вскоре после этого возраста восприятие нравственности диаметрально меняется и люди начинают судить совершенно по другим критериям, когда уровень морали оценивается в соответствии с тем, насколько трудно герою дался хороший поступок.

Так в чем же здесь смысл? Что происходит, когда мы взрослеем?

Одна из версий заключалась в отрицании опыта внутреннего противостояния у ребенка, и, как следствие, невозможность оценить по достоинству внутреннюю борьбу. Возможно вы найдете это странным, ведь дети очень часто пускаются на мелкие проступки и может показаться, что они постоянно бывают движимы искушениями делать неправильные вещи. Однако, это может говорить и о том, что у детей редко возникает дилемма между желанием быть плохим или быть хорошим. С возрастом, когда окончательно складываются моральные категории (что хорошо, что плохо) возникает и опыт такого противостояния, который позволяет положительно оценить его драматизм в других людях или по крайней мере не осуждать их за это. Возможно, именно с этой внутренней борьбой, впервые оценивается по достоинству и такое важный фактор, как воля.

И еще одно предположение. Известно, что дети мыслят простыми категориями и в них же оценивают других людей. С возрастом люди начинают думать более сложно, и искушение и воля, вероятно могут быть одной из причин появления более взрослого мышления.

Так что не испытывайте вины за аморальные намерения. Помните, более взрослые люди вас возможно похвалят за это. По крайней мере до того момента, пока вы поступаете с их точки зрения правильно. Но будьте готовы и к тому, что ваши дети строго вас осудят за это.

Источник — https://aeon.co/ideas/is-it-better-to-beat-temptation-or-never-feel-tempted-at-all

Комментировать через Facebook

Comment