Гомеопатия, научный коммунизм и теория психоанализа.

В сети никак не смолкнут яростные споры по поводу гомеопатии и, де факто, недавнего объявления ее лженаукой при посредстве Российской Академией Наук. И в этом нет ничего странного, слишком уж много людей верят в то, что эти средства помогают, несмотря ни на какие научные доводы. «Верую, ибо нелепо» — тезис, который невозможно опровергнуть рационально — всегда главная парадигма любого заблуждения. Почему гомеопатия является таковой, каковы вообще критерии научности, благодаря которым целое направление вроде бы медицины хотят отправить на свалку истории?

Мы предлагаем на эту тему статью Андрея Ракина о гомеопатии, марксизме, Эйнштейне и теории психоанализа. 


В своей блестящей книге Conjectures and Refutations Карл Поппер очень много слов и сил потратил на определение, что собой представляет наука и каковы основные качества, отличающие ее от других форм деятельности. В этом он достиг такой прозрачности, такой ясности, что читателю выводы кажутся уже просто очевидными. Однако много времени прошло с 20-х годов 20 века, и тогдашняя рациональная ясность мышления снова заволоклась словесным туманом.

Карл Поппер

И вот что он говорил. Будучи счастливым современником таких гениев, как Фрейд и Эйнштейн, он в своих рассуждениях выстроил следующую сравнительную цепочку — Психоанализ, Теория относительности, Научный коммунизм. (да-да, уже очень смешно, но вы потерпите). Тут центральный образ — теория Эйнштейна. Ее он приводит как идеальный образец науки. Каковой она есть и каковой она всегда должна быть. Это умопостроение, открытое для понимания каждого желающего, это учение, радостно встречающее любую критику, готовое с благодарностью обсудить любые опровержения, всегда открытое для любых проверок и испытаний — как логических, так и экспериментальных. И, наконец, это учение, нигде не изменяющее базовым основам рационального мышления.

зигмунд фрейд

Зигмунд Фрейд

Теперь к психоанализу. Поппер уважал Фрейда и говорил, что памятники этому мыслителю должны стоять во всех мелких городках провинциальной Англии в благодарность за то, что он открыл людям глаза на многое, что они сами боялись и стеснялись увидеть. Однако! Высокое звание науки Поппер психоанализу не присвоил. Счел, что до настоящей науки это учение еще не доросло и пребывает на первобытном этапе мифологии, многозначительной и поучительной сказки, в которой действуют такие таинственные герои, как «Ид», «Эго», «Либидо» и пр. В устах Поппера это не было осуждением. Скорее, наоборот. Он считал это естественным для молодой отрасли знания, которая еще имеет шанс со временем вырасти в настоящую науку, бесстрашно открытую для дискуссий, опровержений и экспериментальных проверок (Теперь, спустя 100 лет, мы можем сами сделать вывод — вырос психоанализ из своей мифологической распашонки, оправдал ли надежды Поппера, оформился ли в полноценную честную, ответственную науку).

А вот к марксизму у Поппера не было никакой снисходительности. Признавая, что где-то в середине 19 века у этого учения еще были какие-то шансы вырасти в настоящую науку, он заявлял, что эти шансы давно уже упущены. Бесповоротно. Из-за нарушения главных законов построения научных теорий (они же суть и законы интеллектуальной нравственности). Поставив во главу угла конкретные политические цели, цели захвата власти, цели практического результата, а не объективного знания, они, отцы-основатели, сгноили на корню свое детище, пронизали его лживыми мотивационными связями, подпорками и окружили множеством щитков, предохраняющих от честной критики. В общем, сознательно нарушили правила игры, сознательно вышли за сферу той деятельности, которая может называться «наукой».

Мне такая систематизация наук представляется весьма разумной, и я сам люблю на досуге приложить ту или иную дисциплину к этой шкале, посмотреть, куда ее отнести.

Так вот. Обсуждаемая здесь и сейчас гомеопатия идеально попадает в графу «научного коммунизма», именно в тот класс лжеучений, которые по своей собственной злой воле лишили себя права называться наукой. 200 лет назад это еще можно было называть «зародышем науки», пусть и построенном на заблуждениях. Сколько было ученых, заблуждавшихся, но не лишившихся чести. Вспомним и теорию флогистона, и понятие эфира. Там хоть все было по-честному, и ошибки по мере необходимости летели на обочину. Медицинская практика — это совсем другое. И тут циничная корысть извратила научную основу, внесла в теорию и практику такие ужимки, которые защищают адептов от критики, от честного и непредвзятого анализа со стороны.

В общем — поставила гомеопатию прямо на ту же доску, где пребывает «научный коммунизм», «астрология» и прочая интеллектуальная нечисть.

Самюэль Ганеман

Базовые ошибочные предположения Ганемана вполне простительны. Они не ставят под сомнение его честь. Но его последователи два века спустя должны отвечать за прямую циничную ложь, которая выросла из давних невинных заблуждений. Зная по школе хоть что-то о молекулярном строении вещества, мы уже не можем, просто не имеем права без юмора относиться к идее гомеопатических разведений, предполагающих дробление атомов посредством обычного пестика в обычной ступке. Да и философская мудрость, что «подобное лечится подобным» давно уже не должна восприниматься серьезнее, чем застольная шутка. Кстати, даже личный положительный опыт не может в устах грамотного, умеющего думать человека играть роль хоть какого-то веского аргумента в его сравнении с миллионной статистикой.

И к чему мы пришли? Всего лишь к тому, что гомеопатия — не наука, поскольку ее теория архаична, нелогична и просто смешна. А также, поскольку современный статистический аппарат доказательной медицины показал ее полную несостоятельность, то есть неэффективность. И в чем здесь предмет спора? Факт установлен. И по части теории, и по части практики. А причина тянущегося так долго спора состоит в том, что сторонники, фанаты этого заблуждения привычно нарушают правила и законы научного общежития. И тем, что не отвечают адекватным образом на критику, и тем, что не представляют свои результаты для стороннего научного анализа, и тем, что вместо научной дискуссии предлагают ответ в виде общественного холивара, каковой ну никак не может рассматриваться в роли научного аргумента.

Но раз уж вы так упираетесь, придется нам сделать еще один шаг. Да, мы признали, что гомеопатия — не наука. И нет в этом ничего страшного. Вокруг много вполне уважаемых видов деятельности, которые не мнят себя наукой. Да хоть танец… или выпиливание лобзиком. Да хотя бы психоанализ, который мы, кажется, чуть раньше признали «протонаукой» или «недонаукой». А есть еще и такое доброе дело, как педагогика — где практики — дофига, но до науки еще не дошли. И, похоже, никогда не дойдут. Или невинная такая наука «музыковедение», которое, конечно же, никто всерьез наукой не назовет, но и обижать попусту не будет. И вот тут гомеопатия берет на себя другой грех, куда более тяжкий. Она путем имитации тех или иных научных признаков стремится выдавать себя за науку. За настоящую науку. А это уже совсем нехорошо. И помимо признания, что гомеопатия — не наука, мы теперь обязаны заявить, что гомеопатия — лженаука. Что ж, как говорится, сами напросились.

И тут я уже готов получить полный букет аргументации, характерной именно для адептов лженауки. (что также подтверждает правильность нашего диагноза) Тут и переход на личности (а ты кто такой?), и грязные инсинуации в адрес оппонентов, и засорение площадки спора совершенно не относящимися к делу разглагольствованиями. И весь этот шум, включая и клевету в адрес героической комиссии АН по борьбе с лженаукой, и фальшивые исторические аналогии типа осуждения генетики и кибернетики. Будто бы, ссылаясь на прецедент, когда невинного человека осудили за воровство, они могут отмазать от суда шайку настоящих воров… Но обо всем этом уже и говорить скучно.

Андрей Ракин.

Комментировать через Facebook

Comment