Эстелла Уэлдон. Многие преступники предпочитают тюрьму психотерапии.

Предлагаем вашему вниманию интервью с Эстеллой Уэлден — ведущим психологом и судебно — медицинским экспертом, которая на протяжении долгого времени работает с преступниками и их жертвами.

Интервью.

Вопрос. По долгу вашей деятельности вы работали с людьми, некоторые из которых сотворили по-настоящему ужасные вещи. Есть ли для вас какая то моральная или психологическая граница, за которой работа с такими людьми, как с клиентами, становится невозможной?

Эстелла Уэлдон (ЭУ). Как это ни странно, я начну с анекдотичной истории из свой собственной жизни. Не так давно (несколько лет назад) я закончила свою деятельность в службе здравоохранения Британии, где я несколько десятилетий состояла в группе помощи антисоциальным клиентам. И вот я разговариваю со своей восьмилетней внучкой, которая полностью в курсе моих дел, потому как часто захаживает ко мне в кабинет. А в кабинете на полках лежит куча книг о сексуальных отношениях и других, совсем не детских вещах. И когда она узнает о предстоящей смене моей деятельности, то спрашивает: «Так ты больше не врач, который лечит секс?» «Как ты сказала, повтори?» — переспрашиваю я и, услышав удивление в голосе, она поправляется: «Ты больше не доктор, кто лечит любовь?» И тут я подумала, что моя внучка подкинула мне совсем неплохой термин и хорошую идею. Вы понимаете о чем я?

Не совсем.

Э.У. Я это к тому, что в нашей жизни слова и точка зрения определяют многое. Как и любовь, собственно. Вот вы родились и все вокруг счастливы. Вам искренне рады родители, родственники, просто знакомые. Каждый стремится взять вас на руки и как то позаботиться. В общем вас любят. Но представьте себе, что у многих из моих клиентов ничего подобного даже близко не было. Эти люди часто рождались при совершенно иных обстоятельствах. У них не было родителей, они не понимали кто они такие, общество не ждало их с распростертыми объятиями. И они чувствовали вещи полностью противоположные тем, что испытываете вы. Они знают, что они «никто» и звать их «никак».

Вот такая печальная картина. Но что делать в такой ситуации, как поддержать себя? И они просто врываются в общество и устраивают там большой кавардак. То есть привлекают к себе внимание.

Английский психолог Д. Виникотт сказал как-то: «В основе любого антиобщественного поступка лежит надежда». И вот тот кавардак, который эти люди устраивают другим, это ни что иное как поступок, в основе которого лежит та самая надежда. Таким способом они делают попытку привлечь к себе внимание, а в итоге изменить отношение к себе, изменить свой жизненный путь.

В. Но ведь понятно, что это все приведет к плохим последствиям?

Э.У. Это очевидно вам и вы так себя и не ведете. Но сначала, чтобы у вас появилось такое понимание, вы должны были научиться рациональному мышлению, научиться понимать причины и их последствия. Все это не относится к тем, о ком идет сейчас речь. Зачастую они не способны мыслить подобным образом, их действия полностью определяются эмоциями  и настроением. И этот эмоциональный порыв подсказывает им — надо привлечь к себе как можно больше внимания, а в основе лежит та самая надежда.

Поэтому я часто думаю, что моя задача — в первую очередь научить их правильному мышлению. Чтобы они смогли понимать логическую связь, что лежит в основе причин их поступков и какие последствия они будут иметь.

В основе любой злобы и агрессии всегда лежит пережитая когда то боль, по этой причине с преступностью нельзя разобраться, не поняв истинных истоков насилия. 

Часто, работая с такими клиентами, я видела даже не депрессию, ведь такое с каждым из нас время от времени случается. Там настоящая эмоциональная катастрофа, просто черная дыра. И нужно быть предельно осторожным с такими людьми, ведь в процессе работы вы неизбежно показываете им всю глубину и безысходность их отчаяния. Когда человек осознает такое, он может легко задуматься о суициде, ведь жить с таким знанием очень непросто. И на подсознательном уровне им об этом хорошо известно. Вы удивитесь, но когда перед моими клиентами ставили выбор — тюрьма или психотерапия, многие выбирали тюрьму.

Я знаю, в это трудно поверить, но это так.

Но если задуматься, то в этом нет ничего странного, ведь подсознательно они боятся правды о себе. Ведь открыть такую правду куда страшнее, чем попасть в тюрьму, которая для многих из них дело привычное. В тюрьме четкие, известные правила — выполняй их и никто не полезет к тебе в душу.

Тюрьма это простое решение. И мне кажется, что слишком простое. Как для них, так и для общества. И поэтому на обществе всегда лежит часть вины за их судьбу.

А общество слишком инертно.

Оно предпочитает простой и понятный взгляд на проблему — есть страшные деяния, которые вовсю расписываются в кино, книгах и газетах, а есть преступники, которых нужно отправить за решетку.

Нет сомнения, они виновны в совершенном. Но я думаю, что тюрьма не решает проблему. Ее и нельзя решить без понимания психологических истоков преступлений. А истоки чаще всего лежат в унижениях, которым подвергались эти люди ранее. Или в ситуации, которую такой человек рассматривает как унижение, даже если со стороны это так не выглядит.

Я читала лекции полицейским и судьям на подобные темы и рада сказать, что они вызывали неподдельный интерес. И это вселяет некоторую надежду, что когда-нибудь мы придем к реальной профилактике насилия.

В. В своей книге «Мать. Мадонна. Блудница» написано, что женщины могут сами спровоцировать насилие. Не думаете ли вы, что даете козырь тем, кто хочет свалить всю вину на женщин? Тем кто говорит — «она сама виновата, слишком короткую юбку надела».

Да это мне знакомо! Книга о которой вы говорите была издана четверть века назад. И из-за этого, один книжный магазин отказался ее продавать. Они сказали, что освещая проблему таким образом, я принижаю женщин и способствую росту насилия. Мне остается только надеяться, что за прошедшие годы многим стало понятно, что книга была совсем не об этом.

Кстати, я работала и со многими жертвами насилия и мы получали отличные результаты в ходе психотерапии. И это также вселяет надежду. Но вот что я скажу. Да, женщина может спровоцировать насилие. Но при этом надо четко понимать, что насилие в любом случае преступление. И при этом нужно понимать и еще одно — провокация вовсе не означает, что женщина этого хочет. Я думаю это нельзя объяснить так просто — вся моя книга об этом написана.

В некотором смысле провоцирующее поведение является разновидностью сексуального отклонения и такое свойственно не только мужчинам, но и женщинам. Интересно, что в «мужской версии» агрессия и избавление от излишней тревожности сводится к одному конкретному органу, а в случае женщины это все тело целиком. И еще, в основе такой провокации часто стоит подсознательное стремление к саморазрушению.

И это не ограничивается сознательным причинением вреда, например порезами на руках. Расстройства пищевого поведения (булимия, анорексия), они из той же области, это бессознательные действия в отношении своего тела. Своеобразное сведение счетов с самим собой — которое в случае сексуального насилия происходит с посторонней помощью.

В. Не так давно в российском парламенте рассматривался закон о декриминализации домашнего насилия. Что вы думаете об этом?

Э.У. К меня нет ясного ответа. Если они таким путем хотят снизить уровень семейного насилия, то конечно это не сработает. Так же как и противоположный подход — давать за это тюремный срок. В 70 годы в Британии мы создавали специальные места, где могли спрятаться жертвы домашнего насилия. Однако это не привело к результату. Многие люди просто отказывались там жить. Они не чувствовали себя там счастливыми. И здесь мы опять будем вынуждены вернуться к вопросу о провокации насилия. 

Как психотерапевту мне вполне очевидно, что многие из женщин живущих в таких семьях, бессознательно или не очень, но выбирают мужчин, склонных к проявлениям агрессии. И они терпят это насилие, часто до той крайней черты, когда это начинает угрожать их жизни. Почему они не уходят при первых же признаках агрессивного поведения? Есть что то в их бессознательном, что удерживает их и заставляет наказывать себя подобным образом. И причины для этого могут быть самые разные.

В. Что может сделать общество для предотвращения этой проблемы?

Э.У. И опять мы возвращаемся к предыдущему вопросу о причинах. Общество здесь может сделать только одно — понять причины, лежащие в основе агрессии. Что на самом деле происходит с теми кто совершает акт агрессии, что происходит с их жертвами? И это единственное решение.

К сожалению, в наше время общество уделяет куда больше внимания деловым отношениям, чем отношениям в семье. Сейчас многие люди становятся мастерами в области бизнеса, они могут детально просчитать риски партнерских отношений — стоит ли доверять партнеру, понимают, что лежит в основе его интересов.

Но вот те же самые вещи, только со своим близким человеком мы часто понять не в состоянии. И самое печальное, что многие люди и не пытаются этого сделать.

Эстелла Уэлдон,  судебно — медицинский эксперт и психотерапевт, основатель британского общества судебной психиатрии.

Комментировать через Facebook

Comment