Ответственность — выбор Война.

Способность быть готовым к ответственности не означает добиться успеха. Жизнь вообще не дает никаких гарантий того, что мы получим желаемое. Гарантия есть лишь в том, что пока вы живы, вы можете в погоне за счастьем реагировать на те обстоятельства, которые предоставляет нам жизнь. И это намерение отвечать на вызовы жизни есть фундаментальная способность человеческой личности, это естественное воплощение целесообразности нашего бытия, наша воля и наша свобода. Быть человеком значит быть ответственным за свой выбор.

Фред Кофман.

Ответственность — выбор Война.

Я уверен, что качество, которое делает из человека воина, это ответственность. И это вовсе не оружие, которое находится у него в руках. Вообще неважно, какое у него оружие, ибо его картину мира, его реальность, суть его мира определяет его понимание ответственности.

Вина и ответственность.

Возможно, эта мысль вам покажется очень странной, ведь все привыкли думать скорее про храбрость или честь. И я понимаю, почему это звучит так странно. Дело в том, что в мире, к которому мы привыкли, слово «ответственность» почти всегда ходит в паре со словом «вина». 

Именно чувство вины чаще всего предлагается нам под маской ответственности, полностью обесценивая и искажая самый смысл этого понятия.

Мы нередко слышим вопрос «кто за это в ответе?», который  автоматически подразумевает «кого бы мне в этом обвинить?»

Но в истинной ответственности нет ни грамма вины. Это слово подразумевает наш ответ окружающему миру, нашу способность на ответ, но ответ вовсе не рефлекторный, а сознательный, и в этом вся суть.

Подобного рода различение, проливающее свет на истинное значение этого слова, было предложено Фредом Кофманом в его книге «Осознанный бизнес», где было буквально сказано следующее. «Когда я говорю, что за ответственностью стоят абсолютные и безусловные факторы, то часто это может выглядеть так, как если бы я хотел сказать, что кроме наших собственных действий и поступков других факторов просто не существует.

И это весьма частое понимание проблемы, из которого всегда следует, что если к вам приходят плохие обстоятельства, то вам некого винить, кроме себя… И вот опять вы становитесь жертвой подмены понятий, ведь в нашей психике слова «вина» и «ответственность» неосознанно воспринимаются почти как синонимы.

Однако истинное понимание слов Кофмана состоит в том, что мы не можем отвечать за все (ибо абсурд), но мы отвечаем перед теми обстоятельствами нашей жизни, с которыми сталкиваемся. В чем же различие?

Например, мы не можем отвечать за природные явления и случайности жизни, но мы всегда отвечаем на эти неконтролируемые обстоятельства тем, что делаем в ответ на них сознательный выбор. Так, если на улице гроза мы можем надеть плащ, взять зонтик или же остаться дома и переждать непогоду. Это и есть наш выбор, наш ответ на обстоятельства жизни.

В более широком примере это могут быть голодающие люди в Африке. Я не являюсь причиной голода и не могу отвечать за это, но раз мне известно, что люди страдают и голодают, то я вполне способен сделать попытку хоть как-то изменить этот факт, например, собрать деньги на питание, организовать благотворительный фонд или просто поехать в Африку и купить еды детям на улице.

Выбор есть всегда.

Итак, если мне известно о проблеме, то я вполне отвечаю за свой выбор перед лицом этих обстоятельств, и здесь мне всегда доступно два варианта — ответить на обстоятельства или спасовать перед ними, и тогда я вполне могу определить себя как жертву обстоятельств и сказать привычное: «У меня не было выбора»…

Но правда заключается в том, что выбор есть всегда. Вне всякого сомнения, нам встречаются обстоятельства, когда выбор происходит между несколькими плохими вариантами, но, тем не менее, он есть.

В этом случае настоящая ответственность заключается в том, что мы не отказываемся даже от такого плохого выбора.

Мы частенько говорим друг другу об отсутствии выбора из желания защитить самих себя от ответственности за собственный поступок. При этом многие вводят в заблуждение себя самих, говоря о том, что поступили так, потому что заботились о чувствах другого. И это хорошая основа как для обмана, так и для самообмана.

Например, вы говорите другу: «я очень сожалею, но я не смогу прийти к тебе в гости на твой день рождения», что, конечно, не означает того, что это на самом деле невозможно. А все дело здесь в том, что вы просто выбрали другой вариант, который для вас более важен.

В этой ситуации вы бы вполне могли сказать честно: «я бы очень хотел увидеть тебя сегодня, но у меня есть нечто, что является более важным». Но сказать такое так трудно, не так ли? И мы почти никогда так не делаем. И из этой, такой знакомой нам всем, ситуации очень хорошо видно, как трудно взять на себя настоящую ответственность.

В таком подходе, на первый взгляд, нет ничего особенного и мы относимся к этому обычно очень легко — ну подумаешь, это же просто слова, никому от них ни жарко, ни холодно.

Но если задуматься, то это означает одну очевидную и неприятную вещь — многие из нас постоянно лгут друг другу. 

Просто мы настолько привыкли к этой лжи, что и сами ее не очень замечаем и, хуже того, начинаем в нее верить. И через череду мелких обманных маневров мы говорим себе в который раз «у меня нет выбора».

Но что происходит с вами на деле? Вы сами рассказываете себе сказку о том, что не можете пойти на день рождения, вы начинаете верить этой лживой истории и, что самое печальное, вы начинаете строить собственную модель реальности, исходя из ограничивающих и ложных предположений о том, что эта модель лежит за пределами вашего контроля.

Нет сомнения, что в жизни немало факторов, которые мы действительно не в состоянии контролировать, но дело здесь в том, что когда вы говорите сами себе «не могу» вместо неудобного, но честного «не хочу», вы автоматически выносите многое из того, на что действительно можете повлиять, за пределы осознаваемой зоны контроля. Так мы незаметно отказываемся от ответственности за свою жизнь,  строя для себя худшую тюрьму из всех возможных.

Свобода — это ответственность.

Виктор Франкл.

Виктор Франкл — потрясающий пример того, как человек может сохранить свою внутреннюю свободу под воздействием, казалось бы, безнадежных обстоятельств. Его главные жизненные идеи и взгляды, о которых сегодня знает весь мир, были сформированы в ужасных условиях нацистского концентрационного лагеря. И его ответственность за свою жизнь выразилась в убеждении, что никакой надсмотрщик не может отнять у вас внутреннюю свободу, которая, несмотря ни на что, может остаться с вами всегда.

Конечно, такое мужество и стойкость, как у Франкла, нечасто встречаются. Но это пример того, на что способен человек, готовый полностью принять ответственность за свою жизнь. И мы все имеем доступ к этой внутренней свободе.

Мы позволяем этой свободе быть только тогда, когда говорим себе «я выбираю другое» вместо привычного «я не могу».

Конечно, когда мы смотрим на это с такой точки зрения, нам приходится признать, что такое поведение требует очень высокого уровня осознанности. Нелегко даже просто увидеть в себе тот момент, когда ты отказываешься от выбора в угоду маленькой удобной неправды. А что уж говорить о том, чтобы реально действовать, исходя из признания иного выбора, нежели тот, который удобен вам лично или может понравится кому-то другому.

И на эту тему можно рассказать одну историю, касающуюся японского мастера меча Ямаока Тэссю.

В свое время у Тэссю было несколько учеников. Однажды один из них прогуливался по городу и встретил лошадь, перегородившую путь. Когда он обходил ее, она, испугавшись, дернулась и попыталась лягнуть молодого человека, но он был так быстр и хорошо тренирован, что сумел увернуться от удара.

Каждый, кто видел эту сцену, готов был сказать, что любой другой человек в такой ситуации мог бы погибнуть или пострадать, и слух о невероятно ловком ученике Тессю быстро разлетелся по городу.

Однако через пару дней жители городка узнали, что юношу с позором изгнали их школы, а когда мастера Тессю спросили, почему он выгнал такого многообещающего ученика, тот сказал, что из-за случая с лошадью. «Он оказался не способен понять то, чему я учил его», — сказал мастер. После этих слов люди остались  в недоумении, ведь никто так и не смог усмотреть смысла в поступке Тессю. 

Несколько любопытных горожан, чтобы узнать, что же на самом деле имел в виду мастер, решили специально подстроить похожую ситуацию, чтобы понять, что бы сделал на месте ученика сам Тессю. Они говорили: «Вряд ли сам мастер смог бы поступить в этой ситуации лучше, должно быть, он совсем выжил из ума, раз выгоняет таких хороших учеников».

Поскольку Тессю всегда ходил в школу по одному и тому же пути, не составило большого труда найти лошадь с подходящим норовом и привязать ее в нужном месте. Совершив приготовления, люди разошлись по делам, не забывая при этом смотреть, когда мастер проследует в ловушку. В положенное время появился Тессю, и все зрители, затаив дыхание, приготовились к представлению… но тот, приблизившись к лошади, просто перешел на другую сторону дороги. Все были разочарованы.

И здесь я мог бы высказать предположение, за что именно мастер выгнал ученика. Тессю выгнал его из-за отсутствия ответственности.

И хотя ученик показал превосходную ловкость и скорость, у него не было главного — осознанности, которая могла бы ему помочь в отношениях с миром.

Истинная ответственность Воина означает избегать поединка, когда это возможно, ведь столкновение может привести к непредсказуемым последствиям как для лошади, так и для самого ученика, ведь любой, даже самый лучший, воин может когда-то ошибаться. 

Избегание ответственности.

Еще один печальный результат избегания ответственности за выбор, который мы делаем — это психологическая отстраненность от результатов этого выбора.

Конечно, на каком-то уровне сознания мы можем отлично отдавать себе отчет в том, что наш выбор нечестен или аморален, но на поверхностном уровне мы отстраняемся от его последствий.

Очень ярко этот феномен проявился в исследовании проведенном Дэном Ариели по поводу того, как избирательно мы можем манипулировать своими моральными принципами.

В одном из исследований участники (студенты) получили задания, где их деятельность оценивалась определенным количеством баллов. Чем больше очков они набирали, тем большую плату получали за участие.

Фокус состоял в том, что участникам позволялось сообщать свои собственные результаты, и никто их не проверял. После оценки количества баллов выяснилось, что среднее реальное количество баллов оказалось ниже, чем предоставленное участниками в результате их собственных оценок. То есть участники завышали свои результаты с целью получения большего вознаграждения — врали.

Но самые интересные вещи обнаружились позднее. В ходе следующей стадии их попросили принести клятву на так называемом кодексе чести (которого не существовало в реальности) их университета, что они будут честны в оценках своей деятельности. В результате отчеты студентов стали куда более честными, несмотря на то, что их по-прежнему никто не проверял.

О чем говорит такой результат? Это означает, что если человек осознает связь со своей системой ценностей, то он действует совершенно по-другому, нежели в отрыве от нее.

Без этой связи мы всегда можем более свободно распорядиться границами наших моральных норм, договорившись с самими собой о том, что поступаем правильно и что жульничаем мы совсем самую малость, что никто не пострадает и так далее. Но как только мы начинаем отдавать себе отчет в том, что наше поведение затрагивает основы нашего внутреннего кодекса чести, мы начинаем действовать совершенно иначе, не делая себе поблажек. Ведь такие манипуляции разрушают ощущение цельности нашей картины мира, и мы немедленно это чувствуем и становимся честнее как с собой, так и с остальными. 

Вернемся к нашим первоначальным рассуждениям о пути воина, но применительно к современному миру.

Еще 50 лет назад вы сражались с противником, нередко сталкиваясь с ним лицом к лицу, и вы реально видели результаты, вы видели смерть и полностью ощущали, что вы на войне — вы убиваете или убить могут вас. 

Но сегодня вы можете уничтожать противника, находясь от него на значительном удалении путем нажатия кнопки, запускающей ракету. Когда вы можете уничтожить одновременно тысячи жизней, даже не видя смерти и мучений этих людей, понятие личной храбрости и ответственности за сделанный выбор становится чистой абстракцией.

В таких обстоятельствах вы можете так никогда и не ощутить последствий своих действий, и эта абстрактная отстраненность влияет на то, насколько легко вы способны нажать эту кнопку.

Я уверен, что положение дел, когда вы держите такую большую дистанцию между собой и результатами ваших действий, порождает одну из самых значительных проблем нашего времени — отсутствие чувства ответственности за сделанный выбор.

За счет современных средств коммуникации наш мир становится куда меньше, чем раньше, и он намного более виртуален, чем раньше, это значит, что решения, принимаемые вами, могут иметь очень большие последствия, но по причине отстраненности от них ответственность за эти решения может стать такой же абстрактной.

В этих обстоятельствах, когда мы не видим последствий своей деятельности, возникает огромный соблазн воспользоваться стандартной формулой, снимающей всякую ответственность: «я ничего не могу (не мог) сделать».

Мы бессознательно поддерживаем эту дистанцию в любых видах деятельности, ведь так куда проще, чем каждый раз делать все новый и новый выбор и сталкиваться с его последствиями.

Принятие ответственности — гарантия подлинного бытия. 

Да, так проще. Но отрекаясь от своей власти над ситуацией, от своей способности менять мир и отвечать за него, мы отказываемся и от полноты своей жизни, от ощущения подлинного и глубокого бытия.

Принятие же ответственности за сделанный выбор означает, что мы вступаем на очень трудный путь, но этот путь точно того стоит. Это очень важно, если мы хотим существовать в этой жизни осмысленно. 

Виктор Франкл, рассказывая про жизнь в концлагере, говорил, что умереть там можно было дважды. Один раз физической смертью, когда человека просто убивали, но еще задолго до этого момента можно было умереть душой, сдавшись перед ощущением безнадежности. При этом у каждого всегда была возможность выбрать внутреннюю свободу и таким образом спасти свою душу.

Я думаю, одна из самых больших трагедий нашей современной жизни заключается в том, что очень многие люди (особенно те, кто принадлежат к так называемому «золотому миллиарду»), имея огромный диапазон личностной свободы и большие возможности, по собственной доброй воле давно и без всякого боя отдали свою главную ценность — способность реально отвечать на вызовы обстоятельств жизни.

Ту самую способность, которая означает принятие ответственности, то единственное, что дает нам ощущение полноты и смысла нашего бытия.

О выборе — быть или иметь.

Такое положение дел — это прямое следствие нашей культуры материального и духовного потребления, ведь в нашем мире то, насколько нас уважают, и то, насколько мы сами уважаем себя, напрямую зависит от того, сколько и что мы имеем. В такой системе координат мы легко вовлекаемся в общечеловеческое стремление к материальной независимости, что означает иметь то, что ты хочешь, вместо того, чтобы быть тем, кем ты хочешь.

Многим из нас даже признать такое положение дел очень непросто. И я, также как и многие, не могу претендовать на то, что всегда нахожусь в состоянии полноты ответственности за свою жизнь и за последствия сделанного выбора. Это на самом деле очень трудный путь, и все, что я могу сделать, так это продолжать день за днем работать над тем, чтобы быть быть более осознанным.

О прекращении страдания.

Многие духовные учителя очень хорошо отдают себе отчет в том как трудно пребывать в состоянии высокого качества бытия.

Первая благородная истина Буддизма гласит: жизнь есть страдание. Китайская философия Кунг-Фу содержит очень похожие воззрения, и само это слово можно перевести разными способами. Какие-то переводы вполне очевидны, например, «искусное движение», но есть и те, чей смысл уже не лежит на поверхности. Вот один из них — «время и трудная работа». Этот второй вариант представляется мне более плодотворным и точным. Это ровно то, о чем мы все время здесь говорим — полноценная хорошая жизнь непроста и требует времени и трудной работы.

Может быть, осознание того, что жизнь есть страдание и не самый позитивный момент в нашей жизни, но по иронии судьбы глубокое принятие этих истин, как правило, приводит к тому, что страдание и тяжесть нашей жизни в некотором смысле исчезают. Конечно, они не становятся менее реальными, но если мы искренне и глубоко принимаем все жизненные трудности, то реальность состоит в том, что страдание исчезает. И это, вероятно, самый высокий уровень принятия ответственности за свою жизнь.

Но что происходит, когда мы принимаем ответственность за свою жизнь? Принятие ответственности за жизнь, помимо необходимости отвечать на вызовы мира, приносит нам то, что мы фактически становимся хозяевами самому себе. Но раз так, то вся тяжесть жизни, ее страдания становятся ни чем иным, как нашим собственным выбором. Наша жизнь не какой-то там страшный монстр, который хочет во что бы то ни стало заставить нас мучиться. Наша собственная оценка происходящего вокруг нас — это самый первый отклик, самая первая реакция, а это означает только одно — что бы ни случалось, именно мы выносим оценку, именно мы сами решаем страдать нам или нет по поводу происходящего.

Только истинный воин может проявить стойкость на пути знания (ответственности). Он не сожалеет и не требует к себе жалости. Его существование в мире есть постоянный вызов, и этот вызов может быть только таким, как он есть. При этом он ни хорош и не плох.

Жизнь предлагает всем разное. Немногие из нас могут в реальности представить, какие именно испытания выпали на долю Виктора Франкла. Такое очень трудно представить. И я совершенно не уверен, смог бы я сохранить свой взгляд на вещи, свои жизненные убеждения, случись мне встретиться с таким вызовом. И все же опыт и сохраненное достоинство Франкла дает мне некоторую надежду, что многие из нас способны преодолеть собственные трудные обстоятельства и принять всю глубину нашей истинной человеческой природы и ответственность за нее. 

И здесь не скажешь лучше, чем сказал когда-то Хаксли:

«Опыт — это не то, что происходит с нами, а то, что делаем мы с тем, что происходит».

Наша жизнь такова, какой мы ее выбираем.

Многие люди часто доводят свой выбор до крайностей. Они предпочитают думать, что вещи бывают либо белыми, либо черными, либо хорошими, либо плохими, либо правильными, либо неправильными. И мы делаем это по большей части неосознанно. Такое нередко приводит к тому, что наш выбор сужается до примитивного «да» или «нет», и это часто становится девизом нашего общества в том, что касается культа власти над обстоятельствами.

Так, если вы чувствуйте себя жертвой обстоятельств или действий других людей, то вы легко можете начать полагать, что выход в том, чтобы самому стать преследователем. Если не хочешь быть добычей — стань хищником, вот девиз многих людей, порабощенных подобной логикой.

Но, увы, рядом с хищником всегда должна быть жертва. Хотите вы или нет, но до тех пор пока вы не избавитесь от собственных страхов, вы неизменно будете становится таким хищником для других.

Средневековый персидский поэт Руми сказал об этом так:

«Люди не смотрят на себя и поэтому они обвиняют друг друга».

Каких бы высот власти не достиг человек, он всегда будет страдать в полном соответствии с первым благородным принципом Будды. И от этого невозможно убежать. И единственное, что можно сделать — отказаться от бесконечной битвы с реальностью и принять свою жизнь такой, как она есть.

«Довести до блеска всего один уголок мира».

Так называется книга, собранная из изречений известного мастера Дзен Сюнрю Судзуки.

Всякий раз, когда старый мастер говорил о подлинном совершенстве, он не забывал сказать, что его всегда можно хотя бы немного сделать еще лучше. Это и есть суть ответственности. 

Истинный выбор воина — отказаться от ролей и жертвы, и преследователя. Жизнь никогда не бывает черной или белой. И третий вариант всегда возможен.

Еще один аспект, о котором мне хотелось бы сказать, это самонаказание, к которому часто прибегают люди, если опираются на ложное понимание ответственности.

Мы уже говорили раньше, что ложная ответственность часто происходит из ощущения вины. Ирония заключается в том, что, погружаясь в вину, мы чаще всего делаем невозможной реальную ответственность, ведь постоянное ощущение вины порождает череду иллюзий, а значит отсутствие осознанности. Эти игры в виновного и невиновного сродни игре в преследователя и жертву, каждый их поворот приводит лишь к еще большей боли, но никогда к избавлению.

По причине того, что вина всегда основана на неправильно понимаемой ответственности, так важно различать, за что мы можем быть ответственными, а за что нет.

И здесь мы опять возвращаемся к тому, что сказал Фред Кофман — мы отвечаем перед лицом обстоятельств, но вовсе не обязательно отвечаем за все то, что способна принести нам жизнь.

Тот, кто хочет быть настоящим воином, должен постоянно удерживать в голове это различение и жить такой полной жизнью, насколько это вообще возможно. Истинная ответственность требует большого мужества, но она же и путь к огромной силе.

Френсис Бриерс

Автор статьи — Френсис Бриерс. Практикующий психотерапевт, писатель, актер, автор известной психологической программы «Курсы реальной помощи», учитель каратэ, ведущий психологической практики «Самурайская игра».

Комментировать через Facebook

Comment