Психоделики как инструмент карьерного роста

Предлагаем избранные фрагменты из статьи Оливии Солон.

Оригинал — WIRED

Волшебные грибы на завтрак.

Раннее утро пятницы, мы в Ричмонде, маленьком пригороде Сан-Франциско. Соседи по дому уже проснулись, и из-за тонких стен доносится их кухонная суета. Лили, агент по рекламе, неторопливо устраивается за столом с утренней чашкой чая и достает небольшой пакет размером с визитку, полный волшебных грибов.

Потом она методично вытаскивает их один за другим, аккуратно отделяет шляпки от длинных ножек, похожих на ниточки, и кладет все в гриндер — специальную машинку для измельчения травы. Полученный порошок делится на мелкие доли и раскладывается по пустым капсулам для лекарств. Одну из них Лили решительно отправляет в рот. Так начинается ее рабочий день.

«Грибы очень помогают мне в работе, я хорошо концентрируюсь, становлюсь креативной и неподвластной стрессу. На самом деле они дают мне настоящую трезвость ума, которая недоступна в обычном состоянии,» — так объясняет она свой подход к работе.

Лили только одна из очень многих молодых людей, практикующих прием очень малых доз психоделиков, чаще всего ЛСД или галлюциногенных грибов, для того чтобы улучшить свое состояние во время работы.

В чем смысл «микродозинга».

Они утверждают, что использование сверх малых доз (в районе одной десятой от нормы) позволяет улучшить концентрацию и способность к решению различных задач, но при этом не испытывать того состояния «трипа», для чего, собственно, люди и принимают этот тип наркотиков.

Профессор Джеймс Фадиман рассказывает, что доктор Альберт Хофман, ученый, синтезировавший ЛСД в 1934 и первым испытавший на себе действие препарата, последние несколько десятилетий своей жизни ежедневно принимал микродозы, утверждая, что это помогает ему нестандартно мыслить и способствует более тонким межличностным отношениям. Отец ЛСД умер в 2008 году в возрасте 102 лет.

Альберт Хофман на своем сто летнем юбилее.

Сам Фадиман исследует психоделики с 1960-х годов и является автором хорошо известной в определенной среде книги «Руководство психоделического исследователя: безопасное, терапевтическое и Священное путешествие». Ученый уверяет, что люди, практикующие «микродозинг», делают это примерно из тех же соображений, что и те, кто регулярно принимает прописанные врачами лекарства от синдрома дефицита внимания, а именно для того, чтобы получить конкурентное преимущество перед своими коллегами.

«Принимая микродозы галлюциногенов, вы получаете все преимущества таких препаратов, как Адеролла, но без неприятных побочных эффектов. Ваше ментальное и физическое состояние улучшается, и вас куда меньше раздражают мудаковатые представители офисного планктона, с которыми вам приходится постоянно сталкиваться. В итоге, вы даже можете проникнуться к ним чем-то вроде сострадания, а ваш рабочий день пролетает приятно и незаметно, также не вызывая побочных эффектов».

Как сегодня обстоят дела с исследованиями психоделиков.

Конечно, большая часть того, что приводится здесь в качестве доказательств, с научной точки зрения — фикция, ведь клинических испытаний эффективности ЛСД давно не проводилось. Однако исследователи в области психоделиков не слишком-то удивлены подобными выводами.

Руководитель лондонского центра нейропсихофармакологии  Дэвид Натт не так давно провел серию впечатляющих испытаний работы мозга под действием ЛСД и галлюциногенных грибов.

«Эти вещества в значительной степени меняют функции работы головного мозга, делают их работу менее механистичной. Конечно, это касается в основном больших доз препаратов, но возможно, в несколько меньшей степени, то же можно сказать и про микродозы. Это может повлиять на то, что некоторые участки головного мозга начнут функционировать более гибко, что чисто теоретически могло бы привести к лучшим результатам в работе» — говорит Натт.

Это суждение поддерживает профессор фармакологии и эксперт по изучению психоделиков Дэвид Николс. Он говорит о том, что небольшие количества ЛСД могут оказывать заметное стимулирующее действие за счет активации дофаминовых связей.

В контексте такого взгляда на психоделики интересно исследование, которое провели в 2015 году ученые из норвежского университета естественных и технических наук в Торнхейме. В процессе опросов населения они выяснили, что более чем 30 (!) миллионов человек, живущих на данный момент в США, когда-либо принимали психоделические препараты — такие как ЛСД, мескалин или псилоцибин. К сожалению составители этих опросников не включили в них пункт о количестве принимаемого вещества, поэтому невозможно узнать, какой процент из этих 30 миллионов граждан принимали именно микродозы, а не полноценные порции, которые неизбежно приводят к более глобальным переменам в сознании. 

Так или иначе, но по некоторым косвенным данным, можно сделать осторожный вывод о росте интереса к психоделическим препаратам. Вот, например, количество подписчиков reddit-форума, на котором люди обсуждают свой опыт приема психоделиков, за один только год (с 2015 по 2016) выросло с 1600 до 7500 человек. Примерно в том же объеме выросло и количество запросов в Гугл по словам «микродозинг».

К сожалению, точных исследований, касающихся использования людьми именно микродоз в целях улучшения результатов своей трудовой деятельности пока нет, хотя, учитывая приведенную интернет статистику, необходимость в них явно присутствует. Пока же этим занимаются лишь немногие энтузиасты, и в свете того, что вопрос явно требует повышенного внимания, их работа представляет большой интерес.

Работа Джеймса Фадимана.

Доктор Джеймс Фадиман

Яркий пример подобной деятельности — исследование, предпринятое Джеймсом Фадиманом по совету его друга и наставника Альберта Хофманна, который говорил о действии сверхмалых доз, как о совершенно неизведанной области применения психоделиков. 

Доктор Фадиман собрал данные о приеме малых доз препаратов, которые поступили от более чем ста волонтеров, согласившихся на эксперимент. Более того, сегодня количество желающих поучаствовать в эксперименте неуклонно растет, и Фадиман получает все больше и больше добровольцев, что обеспечивает постоянный приток новых данных.

Вот что говорит Фадиман о сверхмалых дозах: «Это новый путь использования преимуществ психоделиков без самого психоделического эффекта. Мы обнаружили, что в малых количествах психоделики действуют на манер антидепрессантов, а кроме того и как усилители когнитивных функций сознания. Конечно, все это верно при условии довольно частого применения».

Многие люди из тех, кто обращался к Фадиману за рекомендациями, рассказывали, что  успешно использовали психоделики в качестве лекарства от депрессивных состояний или же как заменитель прописанных им антидепрессантов, как правило, из-за побочных эффектов последних. Но кроме этого применения Фадиман отмечает и все большее количество людей, кого интересует использование психоделиков в малых дозах для улучшения своих рабочих качеств. Те, кто уже использовал препараты в этих целях, отмечали следующие обнадеживающие их явления, а именно: существенное усиление способности распознавать закономерности, держать в уме одновременно большее количество деталей, улучшение коммуникации с другими сотрудниками, а также общей стрессоустойчивости.

«Микродозинг» как средство в конкурентной борьбе.

Высококонкурентная среда в области новых проектов (стартапов) силиконовой долины уже породила множество работников нового типа, воспринимающих свой мозг и свои способности в качестве механизмов, нацеленных на достижение результата, для получение которого вполне допустим их некий «апгрейд» с помощью различных, порой и весьма экзотических, способов. В ход идет медитация, йога, особые системы питания, периодическое использование голодания, а также и «умные наркотики», например, те, которые выписываются врачами при нарколепсии, легальные ноотропы и т.д. В этом контексте на фоне использования многих препаратов, обладающих непредсказуемыми побочными эффектами, применение микродоз ЛСД и псилоцибиновых грибов для этих людей выглядит вполне обнадеживающим.

«В силиконовой долине многие делают карьеру, используя свои творческие и интеллектуальные способности, и они на многое готовы пойти, чтобы эти способности так или иначе улучшить», — говорит Джофф Ву, руководитель предприятия NOOTROBOX, которое производит пищевые добавки, применение которых подразумевает улучшение когнитивных способностей мозга. «Нет никакой разницы между профессионалами из мира финансов, спорта или же мира технологий. Все они хотят одного — получения преимущества на фоне конкурентов. И кремниевая долина вовсе не является здесь исключением, любая область, где люди активно используют свои мозги — это потенциальный потребитель ноотропов».

Механизм работы ЛСД до сих пор не является достоверно доказанным, но ученым известно, что оно оказывает влияние на выработку серотонина, дофамина и на работу адренорецепторов. В 2016 году был проведен эксперимент, где принял участие известный нейробиолог Энцо Тальяцукки, в ходе которого установили, что фМРТ тех, кто употребил ЛСД, показал увеличение активности мозга и скорости обработки зрительной информации. Возможно, такой результат мог бы отчасти объяснить факт, что ЛСД порождает галлюцинации и способствует креативности мышления.

Все ради результата.

Сегодня зарождение тренда на использование стимуляторов работы мозга можно увидеть уже в школе, многие дети могут «похвастаться» тем, что им выписали Аддерол или Риталин, и это легко объяснимо, как и использование подобных препаратов во взрослой среде. Ведь уже с ранних лет дети погружаются в условия конкуренции, когда родители пытаются всеми силами воспитать в своем ребенке психологию победителя и вынуждают его совмещать школу, репетиторов, уроки музыки и занятия спортом.

«Это реальность нашего времени, когда люди вертятся как сумасшедшие, пытаясь быть везде первыми или, по крайней мере, не оказаться в последнем ряду. Многие живут в подобном ритме до самой смерти, не представляя иной реальности. Это создает иллюзию, что где-то там существует один весьма ограниченный ресурс (награда), и каждый просто обязан бороться за нее всеми силами, не считаясь с последствиями. Это очень трудно, но вы обязаны достичь этого любыми способами».

Результат: многие люди начинают искать выход, и он все чаще находится в том, что вы начинаете принимать разные фармакологические препараты, помогающие вам в этой невероятной гонке за призом. Согласно исследованиям, в США около 20% студентов различных учебных заведений фактически злоупотребляют стимуляторами, выдаваемыми по рецептам. И это только те, кто в опросах признался в зависимости от препаратов!

То же самое можно сказать и про нашу знакомую Лили, которая сказала, что с шести лет ей выписывали препараты от СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности). Во время учебы в университете она вовсю принимала стимулирующие медикаменты и делилась ими с друзьями, которые, как и она, искали действенные методы, позволяющие как следует сконцентрироваться на выполнении учебной программы. Она продолжила прием медикаментов и тогда, когда начала работать.

Еще в самом начале рабочей карьеры она решила, что препарат Аддерол ей вполне подойдет, и он действительно помог.

«Мы сделали весьма впечатляющий стартап — запустили компанию, которая начиналась всего с трех городов и очень скоро разрослась до тридцати. Мне тогда казалось, что весь мир распластался у моих ног, и я могу буквально все, но теперь-то я пронимаю, что вела я себя, как последняя дура» — вспоминает Лили. Очень скоро она испытала побочные действия препарата, созданного на базе амфетамина. «Расставшись с препаратом, я чувствовала, как силы покидают меня, я ощущала себя просто невероятно тупой, казалось, мой мозг вообще не работает».

Сегодня Лили вовсю экспериментирует с «микродозингом» и, несмотря на то, что во многих странах это запрещено, она уверена, что психоделики куда безопаснее, чем те лекарства, которые она получала по рецептам.

«Я легко могу сокращать дозировку или принимать грибы нерегулярно — расплаты, как после Аддерола, не наступает, кроме того, нет никаких доказательств того, что от галлюциногенов возникает зависимость» — рассуждает она.

Лили все еще продолжает принимать препараты от СДВГ и считает, что микродозы грибов помогли ей постепенно снизить дозировку.

История Лили красноречиво говорит нам о том, насколько идиотской может быть наша политика по отношению к наркотикам, когда врачи вовсю выписывают шестилетнему ребенку амфетамины, но при этом естественный растительный продукт, вред которого никем и никогда не был доказан, находится под запретом.

«Вообще, в тех вопросах, когда речь касается подобных веществ, можно констатировать печальный факт — в нашем обществе царит дремучее средневековье. Какие-то препараты вы можете получить по рецепту врача, какие-то доступны, но большинство из них строго запрещено, при этом критерии, по которым они классифицированы, очень произвольны и зачастую не имеют ничего общего с реальностью».

Психоделическая реальность сегодня.

ЛСД довольно успешно применялся в психотерапии в 50-е и 60-е годы, в то время еще проводились исследования его воздействия на людей. За эти 20 лет изучения ЛСД учеными было опубликовано более 1000 научных работ, где описан опыт лечения почти 40 000 пациентов, а врачи были полны надежд, что новый препарат станет эффективным оружием в борьбе с психологическими проблемами. Они считали, что ЛСД позволит намного более эффективно, чем психоанализ, исследовать содержимое подсознания, вызвать яркие инсайты, пробудить воспоминания или даже привести человека к полной индивидуации (в терминах гуманистической психологии). Некоторые психиатры убедительно доказали, что ЛСД весьма эффективен в борьбе с алкоголизмом, состояниями тревоги и страха.

Так продолжалось до тех пор, пока правительство США не определило психоделики в список   №1 веществ, подлежащих строгому контролю. Последовавшая за этим общеамериканская компания по борьбе с наркотиками, подтянула влиятельные консервативные силы, вызвавшие общественный резонанс определенного толка. Все это дало возможность под шумок приравнять психоделики по степени общественной опасности к опиатам. После чего любые исследования на эту тему были прекращены на 40 лет, не говоря уже об их финансировании.

Профессор Дэвид Натт.

«Это самая отвратительная цензура в истории науки, возможно, со времен Темных веков. Это даже более мерзко, чем запрет телескопа священниками от христианства в 1616 году», — негодует Дэвид Натт, который в свое время был уволен с должности главного советника по наркотикам правительства Британии после известного заявления о том, что экстази не более опасен, чем езда верхом.

Микродозинг, который использует Лили, очень неплохо согласуется с ее общей тенденцией к депрессиям и состояниям повышенной тревожности.

«Меня даже не так сильно волнует мое физическое здоровье, сколько психологическое, а микродозы галлюциногенов позволяют вполне неплохо и без побочных последствий регулировать эмоциональное состояние,» — говорит она. Ее слова хорошо согласуются с тем, что показали опросы добровольцев Фадимана. Вот что говорит сам Фадиман: «Я отметил явную тенденцию к улучшению здоровья. Мои пациенты докладывают об улучшении сна, аппетита и общем улучшении физического самочувствия».

«Конечно, я отдаю себе отчет, что не все так просто и радужно в том, что касается использования микродоз психоделиков. Например, всегда есть опасность ошибиться в дозировке, и это может привести к проблемам во время работы. Один из моих пациентов признается, что в этом случае его ощущения бывают настолько глубоки, что вызывают усталость и желание выключить состояние и немного передохнуть».

Фадиман упоминает и другие побочные действия: «В день, когда пациенты принимали микродозы, мы иногда фиксировали дискомфортные ощущения, которые вызывали повышенное потоотделение и тревожность, а один из испытуемых говорил об участившихся головных болях».

Некоторые ученые, особенно те, кто работает в центрах помощи наркозависимым, придерживаются более осторожного подхода в отношении микродозинга и утверждают, что, несмотря на то, что на сегодня не существует доказательств того, что ЛСД и галлюциногенные грибы наносят какой-либо существенный ущерб организму, при достаточно большой дозировке они могут привести к весьма неприятным ощущениям, пугающим галлюцинациям, а также усугубить психологическое состояние, особенно в случаях, если у человека уже имеются проблемы с психическим здоровьем.

Но вот мнение биохимика Кэри Мулли, нобелевского лауреата, который назвал период в своей жизни в 60-е и 70-е годы одним из самых плодотворных именно благодаря тому, что в свое время решился на употребление ЛСД.

«Я бы назвал то время наиболее продуктивным, во многом именно благодаря моему психоделическому опыту» — говорит Мулли в одном из интервью.

А это описание одного из известных экспериментов Фадимана, проведенное в 1966 году на базе исследовательской лаборатории в Менло-Парк.

Главный вопрос эксперимента состоял в том, могут ли психоделики помочь найти ответы на непростые научные вопросы. В опыте приняло участие 27 специалистов — инженеров, психологов, архитекторов, математиков. Каждый получил 200 мг мескалина (аналог полноценной дозы ЛСД), после чего их оставили на некоторое время слушать классическую музыку, затем они сообща стали искать решение ряда весьма непростых задач на различные научные темы. Результаты поразили организаторов, из 44 заданий было решено или по крайней мере решено частично, 40.

«Не могу даже сказать, сколько времени ушло бы на это без приема вещества», — вот что сказал один из ученых-участников эксперимента. Причем некоторые из участников «на трезвую голову» оценили несколько заданий как весьма сложные или вообще практически неразрешимые.

Конечно, в наше время, из-за уже упомянутой политики многих правительств в отношении психоделиков и из-за позиции фармакологических компаний, которым, что уж греха таить, выгоднее продавать аддиктивные (вызывающие зависимость) препараты, проводить подобные эксперименты очень затруднительно, а что касается поисков финансирования на серьезные эксперименты в этой области, то здесь дела обстоят еще хуже, ведь когда исследование касается веществ, которые по большей части нелегальны, для проведения успешных экспериментов приходится преодолевать слишком много административных барьеров. Чаще всего на проведение разных согласований уходит куча времени, а затраты только на этой стадии могут в разы превысить стоимость самого исследования.

Все эти факторы приводят к тому, что за исследование таких вопросов зачастую берутся небольшие группы ученых-энтузиастов, которые вынуждены проводить эксперименты фактически на полулегальном положении, а затраты возмещать или из своего кармана, или же искать поддержки у разного рода частных спонсоров. Так происходит, когда дело касается полноценного исследования психоделиков, что же касается работ по изучению влияния на организм «микродозинга», то здесь все еще сложнее из-за более сложной логистики таких экспериментов.

Джеймс Фадиман сообщает, что на данный момент есть всего две группы ученых, серьезно изучающих вопрос применения сверхмалых доз — одна в Австралии, другая в Европе.

А тем временем количество психонавтов из кремниевой долины неуклонно увеличивается, и никто из них даже в долгосрочных планах не собирается прерывать свое личное исследование — даже при условии того, что все это фактически вне закона.

Комментировать через Facebook

Comment