«Сто лет одиночества». Об истоках наркотической зависимости.

Предлагаем избранные фрагменты из статьи британского журналиста и писателя Йохана Хари, посвятившего немалое время изучению причин возникновения наркотических зависимостей.

Более ста лет прошло с того момента, как на наркотики был впервые наложен запрет, и на протяжении всего этого века, когда правительства многих стран вели непримиримую, но безуспешную войну с этим злом, нам рассказывали пугающие истории о наркотических зависимостях. Эти рассказы настолько глубоко проникли в наше сознание, что многие люди, не задумываясь ни на мгновение, принимают их как самоочевидную истину. Это кажется настолько ясным и не требующим обсуждения, что любое покушение на эту самоочевидность воспринимается чуть ли не как предательство гуманистических принципов и попытку сыграть на стороне очевидного зла. Но правда ли то, что нам говорят о наркомании?

Йохан Хари

Признаюсь, так было и со мной, до тех пор, пока я не отправился в долгое путешествие длиной в 30 тысяч миль, собирать материал для своей книги «В погоне за криком: первый и последний день войны с наркотиками». Я сделал это для того, чтобы понять, какие на самом деле причины стоят у истоков этой войны, и на этом пути мне открылось совсем иное — я узнал, что многое из того, что мне говорили о наркомании ложь, а если вы хотите, а главное готовы узнать правду, то вот эта история. 


За годы работы над книгой я узнал многое — я познакомился с кучей разных людей и с причудливыми хитросплетениями их непростых судеб. Это были совсем разные люди. Это были выжившие друзья Билли Холидей, утонувшей в наркотиках и алкоголе и потому покинувшей этот мир так рано. Это был старый еврейский врач, которого тайно вывезли из будапештского гетто еще ребенком, и который посвятил свою жизнь разгадке механизмов зависимостей. Это был торговец крэком из Нью-Йорка, мать которого-наркоманка, была изнасилована его отцом — офицером полиции. Среди них был даже Мухика Хосе — президент Уругвая, человек проведший 14 лет в тюремных застенках при военной хунте и легализовавший употребление марихуаны у себя в стране.

Кроме того, у меня была личная причина. Одно из моих самых ранних воспоминаний связано с тем, что я пытаюсь разбудить одного своего родственника, но он никак не просыпается и мне страшно и одиноко от этого. Наркотики правили бал в моей семье, и когда я повзрослел, то уже сам, вполне закономерно, познакомился с героином.

В чем причины зависимости?

Если бы вы тогда спросили меня, что именно вызывает наркоманию, то я, вероятно, посмотрел бы на вас, как на идиота и сказал бы: «Да это же сами наркотики!» Что здесь непонятного? Я видел это так же ясно, как и все люди, которым приходит на ум самое простое и лежащее на поверхности объяснение.

Просто представьте себе, что 20 человек в течении 20 дней принимают довольно мощный препарат, в формуле которого действительно есть реальные химические причины для возникновения зависимости. На 21 день, случись им остановиться, они испытали бы сильнейшее влечение и сильно страдали бы, если бы их жажда не была удовлетворена. Это и есть то, что называют зависимость.

А вот и доказательство, которое часто используется для антирекламы кокаина — известный эксперимент с крысами.

Это очень простой эксперимент. Одну крысу помещали в клетку, где было две бутылки с водой. Одна с кокаином, а другая без. Эксперимент многократно повторяли и крыса каждый раз неизменно убивала себя наркотиком.

Казалось бы, все предельно ясно, что еще нужно об этом знать?

Но в 1970-х профессор Брюс Александер заметил нечто, что ускользало от внимания остальных экспериментаторов. Во время эксперимента крыса всегда находилась в клетке в полном одиночестве. Но что если сделать по-другому? Так Александер построил крысиный парк развлечений. Это была клетка крысиной мечты, где были цветные шарики, прекрасный корм, а главное, крыс было несколько, и они не были одиноки.

В крысином парке тоже было две бутылки с водой, одна из которых с кокаином, и крысы конечно пробовали воду из обеих бутылок. Но то что произошло дальше было потрясающим. Крысам, у которых было все для счастливой и беззаботной жизни, не понравилась вода с наркотиком. Они конечно пили эту воду, но в очень небольших количествах, употребляя не более четверти от того количества, что пили крысы, находящиеся в одиночестве. В ходе эксперимента ни одна из крыс не погибла в отличие от животных, которых помещали в клетку одних — те погибали с вероятностью 100 процентов.

Когда я впервые узнал об этом опыте, то решил, что это, ничего не доказывает, ведь крысиное поведение нельзя сравнить с поведением человека. Пока не понял, что в нашей недавней истории был похожий эксперимент, но только с людьми. И этот эксперимент называется «война во Вьетнаме».

В свое время в журнале Тайм писали, что солдаты там употребляли героин примерно так же, как обычную жвачку.

Тому есть серьезные доказательства — согласно исследованиям, проведенным в те годы ассоциацией психиатрии, почти 20 процентов тех солдат имели героиновую зависимость. Общественное мнение было в ужасе, все думали — вот сейчас в страну прибудет куча отмороженных наркоманов.

Но все случилось по-другому. Более 95 процентов солдат, вернувшись домой, просто прекратили употреблять героин. Вернувшись из настоящего ада в нормальную жизнь, они больше не хотели наркотика.

Профессор Александер говорил, что сделанное открытие опровергает все привычные взгляды на зависимость. 

Наркомания это адаптация.

Фактически вывод Александера был таков: наркомания это не болезнь, а адаптация человека, который находится в клетке.

Для доказательства своей позиции Брюс Александер повторил первый эксперимент и продержал крыс в одиночестве почти два месяца. За это время они, как и раньше, вполне ожидаемо становились наркоманами. Затем, он прерывал их одиночное заключение и помещал в «парк удовольствий», где по-прежнему была бутылка с кокаиновой водой. И вновь поразительный результат! Через некоторое время крысы-наркоманы прекращали интенсивно использовать наркотик и потихоньку возвращались к нормальной крысиной жизни. Хорошая клетка неизменно спасала их от зависимости.

Когда я узнал об этих опытах, я был озадачен. Как такое может быть? Этот новый взгляд поистине вызывал во мне настоящий «разрыв шаблона», ведь это так радикально противоречило всему, что я знал до этого и во что верил. Но чем больше информации я собирал, чем больше интервью я проводил с учеными занимающимися этой проблемой, тем больше я понимал, такой взгляд дает ответы на многие вещи, иначе не имеющие смысла.

Вот еще один эксперимент, который постоянно проходит в нашем обществе. Если вы сломаете себе бедро, то с большой вероятностью в качестве обезболивающего получите диаморфин (фактически героин). При этом, среди ваших товарищей по несчастью будет довольно много людей, получающих этот препарат довольно длительное время. Причем в отличие от героина, купленного на улице у сомнительного наркодилера, все это время вам будут давать гарантированно чистый и качественный продукт. Если представить, что старая теория зависимости верна, то этот продукт неизменно должен вызвать зависимость. И куча людей ежедневно покидающих больницы неизменно должны вливаться в ряды героиновых наркоманов. Однако, так никогда не происходит и такие случаи единичны.

Доктор из Канады Габор Мейт объяснил мне, что почти во всех случаях, люди месяцами принимающие наркотики в условиях больницы, возвращаются к нормальной жизни без всяких проблем. Но тот же препарат и за то же время, легко превращает обычных уличных пользователей в отчаянных наркоманов.

Если вы все еще верите в то же, что и я верил до этого, то подумайте, этот факт не имеет ни малейшего смысла. Так просто не должно быть. Но если принять теорию Брюса Александера, то все немедленно становится на свои места.

Обычный уличный наркоман играет роль одинокой крысы в клетке, он несчастен, его жизнь не имеет смысла, а наркотик — единственное средство утешения. Тогда как обычный пациент из больницы возвращается домой к привычной жизни, где его окружают люди, которые его любят.

Один и тот же препарат действует совершенно по-разному.

Все это дает нам хороший шанс на действительно глубокое понимание причин наркомании. Профессор Питер Коэн говорит, что у каждого человека существует глубочайшая потребность в формировании связей и отношений с другими людьми. И это имеет отношение к тому, как человек воспринимает свое внутреннее благополучие. Если таких связей нет или их не хватает, то мы неизменно ищем им замену, мы адаптируемся к новым условиям. И эту замену мы часто находим в таких вещах, как алкоголь, рулетка в казино или наркотики.

Коэн говорит, что мы должны немедленно прекратить говорить о наркомании, как о пристрастии, вместо этого нужно использовать совсем другой термин — связывание. Героиновый наркоман находит связь с наркотиком лишь потому, что не нашел полноценной связи с другими людьми.

Это значит, что противоположность наркомании вовсе не трезвый образ жизни, а полноценная связь с другими людьми.

И еще один пример. Многие люди согласятся, что курение одна из самых распространенных привычек, основанных на предположении о зависимости. Этот процесс долгое время рассматривался, как зависимость основанная на никотине, поэтому, когда в продаже массово появились никотиновые пластыри, мы наблюдали настоящий всплеск оптимизма. Тогда все думали, что приклеив пластырь курильщик получит все то, что ему нужно, но без тяжелых побочных эффектов от вдыхания в легкие дыма.

Однако, в результате последующих исследований выяснилось, что лишь 18 процентов людей могут остановить курение используя эти пластыри.

Конечно нельзя отрицать механизмы химической зависимости от сигарет, но они лишь малая часть настоящих причин курения.

Бороться с причинами, а не с наркотиками.

Эти выводы, если принять их всерьез, имеют огромное значение для борьбы с наркоманией. Ведь эта «священная война» до сих пор основана на убеждении, что чтобы победить, нам просто нужно физически уничтожить наркотики. Но если эти вещества не являются главной причиной зависимости, то такая война вообще не имеет смысла.

Показателен пример Португалии. В 90-х одной из самых ужасных проблем этой страны была наркомания. Почти 1 процент населения сидел на героине. Естественно, правительство пыталось решать вопрос традиционными способами, объявляя войну наркотикам, что, как и везде, совсем не решило проблему. Было только хуже. Поэтому они поступили по-другому. Они отменили уголовное преследование за употребление наркотиков, а те деньги, что тратились на преследования наркоманов и содержание их в тюрьмах, были направлены на программы по социализации наркозависимых или иначе — на установление альтернативных связей.

Самое важное, что следовало сделать и было сделано —  у людей появилось жилье, рабочие места, а также самое главное — социализация, которая и давала ощущение смысла жизни и того, к чему можно было бы стремиться. Я сам наблюдал, как бывшие наркоманы получают помощь в хороших и гостеприимных клиниках, как их учат вновь встраивать важные связи с другими людьми, после многих лет отчуждения и фактического одиночества.

К чему же привела португальская программа по декриминализации наркомании? У нас есть красноречивые исследования приводящие реальные цифры — употребление инъекционных наркотиков снизилось на 50 (!) процентов. Эта программа завершилась таким ошеломительным успехом, что сегодня, даже среди консервативно настроенных граждан, лишь немногие выступают за возврат к старой системе.

Итак, нам нужно просто общаться друг с другом и любить друг друга. В этом решение. Но к сожалению, мы создали нечто противоположное. Мы создали культуру, которая отрезала нас от реальных человеческих связей и предложила нечто иное — пародию на человеческие отношения в виде интернета и культа потребления, утверждающего эгоцентрическую картину мира. И мы увлеченно потребляем. Вещи, машины, развлечения а также и других людей, которые  в условиях такого подхода все больше становятся похожими на вещи. В таком мире нет ничего более естественного, чем наркомания.

Писатель Джордж Монбиот назвал наше время «веком одиночества». Мы построили общество, в котором каждый из нас может проще простого отрезать себя от любых человеческих связей, а те связи что остаются, часто напоминают имитацию. Профессор Брюс Александер создатель нашего эксперимента с крысами говорит, что мы просто слишком долго говорили об индивидуальном лечении наркомании, в то время как лекарство от нее — полноценная социальная жизнь, основанная на истинно теплых и глубоких отношениях с другими людьми.

Статья по теме — Исследование счастья длиною в жизнь.

Оригинал статьи —   HUFFPOST

Комментировать через Facebook

Comment