Станислав Гроф. Перинатальные матрицы. Холотропное дыхание.

медитация

Вообще, у истоков трансперсональной психологии стояло довольно много известных ученых психологов. Имена Роберто Ассаджиоли, Абрахама Маслоу, Станислава Грофа, Карла Юнга, Кена Уилбера и многих других хорошо известны в мире науки, все эти люди  разработали свои собственные, по сути революционные методы психотерапии, а иногда и целые новые направления в психологии, и каждый из них, в той или иной мере, способствовал развитию нового направления.

И все же именно с именем чешского ученого Станислава Грофа чаще всего связывают трансперсональную психологию (ТП). Причина этого вероятно в том, что стоя у самых истоков, именно он проявил наибольшую последовательность в продвижении тех самых идей и озарений 60 годов 20 века, которые и легли в основу нового направления. Конечно, ТП не является ни отдельным методом, ни направлением, это скорее сочетание самых разных психотерапевтических методик порожденных новыми, а по сути революционными для психологии, идеями о человеческом сознании. Само же направление объединяет лишь сходство некоторых базовых принципов, которые основаны на идее реальности надличностных (трансперсональных) переживаний, а также их безусловной терапевтической ценности.

станислав гроф

Краткая биография Станислава Грофа.

Гроф родился в Праге в 1931 году. Еще в период обучения в пражском медицинском колледже Станислав работает ассистентом у профессора Георга Роубичека, который был известен своими экспериментами с психоделическими веществами и изучением их воздействия на сознание человека. Так молодой ученый получает возможность участвовать в многих экспериментах связанных с этой темой. Кроме того, именно тогда, происходит и его собственное знакомство с новым препаратом ЛСД и приходит тот самый психоделический опыт, который, как сам Гроф впоследствии говорил, изменил все его представления о сознании.

В 1956 после окончания Карлова университета Гроф получает высшее образование (степень доктора) и начинает свою собственную практику психиатра, а заодно и продолжает начатые ранее эксперименты с психоделиками. Следующие двадцать лет жизни проходят под знаком исследования воздействия ЛСД-25 на человека, а также разработке соответствующих психологических практик.

В 1967 году по политическим причинам Станислав Гроф получает убежище в США, где и продолжает свою работу.
До 1973 года, когда психоделики оказываются под запретом, Гроф проводит буквально тысячи сеансов с ЛСД в ходе которых изучает его воздействие на сознание, как клиентов, так и свое собственное. В 1973 Гроф переезжает в Биг Сюр (Калифорния) и остается там вплоть до 1987 года.

В 1975-1976 году Станислав вместе со своей женой Кристиной Гроф разрабатывают новый метод, который был призван заменить запрещенное ЛСД, и воздействие которого на сознание оказывается похожим — это так называемое холотропное дыхание, основанное на гипервентиляции легких за счет сильно учащенного дыхания.

Этот метод оказывается весьма действенным и начинает широко использоваться Грофом в психотерапии. В период с 1987 по 1994 год сеансы проводятся буквально для десятков тысяч человек, а сама методика ложится в основу холотропной психотерапии, которая на протяжении этих лет доказывает свою эффективность в качестве терапевтического метода.

Сейчас Станислав Гроф продолжает жить и работать в Америке. За годы своей работы он написал сотни статей и множество книг, которые считаются классикой ТП, а его метод холотропного дыхания широко используется в мире как элемент психотерапии.

Карта сознания Станислава Грофа.

В ходе исследований сознания психологи зачастую используют метод самонаблюдения, как единственный, предполагающий непосредственное наблюдение происходящих в нашем уме процессов. Комбинация же метода самонаблюдения (интроспекции) и изучения поведенческих особенностей пациентов служила истинным источником основных психологических теорий описывающих структуру сознания. Это касается большинства теорий личности и методов психотерапии на них основанных. Это в полной мере относится к таким психологическим направлениям как психоанализ, аналитическая психология, психосинтез к идеям гуманистического направления и конечно же к трансперсональной психологии.

Естественно, подобный метод вызывал и по сей день вызывает серьезные претензии со стороны ученых, которые не считают метод интроспекции в полной мере научным, в противоположность эмпирическим наблюдениям. Несомненно эти претензии являются совершенно обоснованными, ведь интроспекция, как и изучение сознания других людей с точки зрения их свидетельств, предоставляет нам весьма субъективные данные. По этой причине уже на протяжении более чем ста лет многие популярные психологические направления находятся под огнем критики и существуют в научном мире в той или иной степени «на птичьих правах».

С точки зрения подобного подхода единственным направлением в полной мере претендующем на научность являлся бихевиоризм, который предполагал исследование не собственно сознания, но поведения, то есть внешних и объективно наблюдаемых событий. Однако, реальностью является также и то, что непосредственное изучение сознания, его особенностей и закономерностей его работы в полной мере возможно лишь сомнительными с точки зрения научного подхода методами. Именно это и лежит в основе тех причин по которым эти направления все же допускаются в научный мир и считаются официально признанными.

Тем не менее, несмотря на то, что с такой точки зрения популярный и принятый в научном мире психоанализ, вполне равен по легитимности любым другим направлениям психологии, в психологической среде существует критическое отношение ко многим вновь возникающим психологическим теориям и методам, и трансперсональные идеи всегда были лидерами по части критического к ним отношения. Такое отношение было вызвано несколькими факторами.

Отношение к трансперсональной психологии в научном мире.

Во-первых, трансперсональная психология зачастую претендует на то, что результатом изучения сознания является не только само сознание, как таковое, что вполне понятно и логично, но и события происходящие в реальном, физическом мире, а именно — события прошлого, настоящего и даже будущего, которые индивид не мог наблюдать непосредственно, например происходящие в другие времена и с другими людьми, события происходящие с самим индивидом, но на стадии внутриутробного развития, предвидение человеком будущего, видение того, что происходит в настоящий момент, но за пределами чувственного восприятия человека и т.д.

Во-вторых, те выводы, которые делались в процессе оценки опыта индивида и касались мотивов движущих его поведением, лежали отчасти, вне концепции понимания человека исключительно как биологического существа, озабоченного лишь выживанием и получением удовольствия.

Это приводило к тому, что среди предполагаемых мотивов поведения человека возникали такие, как стремление к самоактуализации, состраданию, альтруистическому поведению, трансформациям, высшему Я и т.п.
Это были мотивы, которые объяснялись трансперсональными психологами как вне личностные, и более того, как имманентно присущие любой личности.

В-третьих, из подобной позиции естественным образом вытекали весьма экзотические с научной точки зрения личностные теории, а также и методы психологической работы, зачастую лежащие в области уже больше религиозной, нежели психологической. Естественно свой вклад внес и и всем известный факт употребления психоактивных веществ, впоследствии запрещенных в большинстве стран и заклейменных, как очевидное зло.

В таких условиях сам факт относительно широкого признания методов Станислава Грофа представляется как невероятный.

В результате длительного исследования необычных состояний сознания, возникающих вследствие приема психоделиков, а впоследствии и в результате медитативной работы, у Станислава Грофа возникает идея о необходимости принятия во внимание аспектов личности, которые в традиционной психологии вовсе не принимались во внимание, поскольку не существовали и не могли существовать в принципе.

Например в психоанализе, принималась во внимание, и более того, считалась исключительно важной, личная история индивида, в особенности те события, которые в силу разных причин считались ключевыми и поэтому оказывающими сильное влияние на дальнейшие модели поведения человека.

Этот аспект развития личности можно назвать «биографическим». С точки зрения традиционных походов биографический этап начинался с «чистого листа», то есть история ребенка начиналась с момента его рождения, а до этого момента влияние оказывали лишь наследственные признаки. Иначе говоря, до Грофа период развития ребенка до момента рождения вовсе не учитывался по причине того, что как считалось, мозг ребенка в этот период был недостаточно сформирован для того, чтобы сохранить в памяти такие события, как момент рождения и тем более внутриутробный период.

Однако, в результате многочисленных и систематизированных исследований измененных состояний сознания, Станислав Гроф пришел к выводу, что многие люди испытывали ощущения и переживания, которые можно было объяснить только переживанием различных этапов не только рождения, но и пребывания во внутриутробном состоянии.

Таким образом карта сознания индивида расширялась еще на один период, который был назван «перинатальным».
Согласно представлениям Грофа этот период состоял из четырех стадий внутриутробного развития, он назвал их базовыми перинатальными матрицами. И эти матрицы, в дальнейшем определяли очень многие особенности поведения ребенка и его роста.

Четыре перинатальные матрицы Станислава Грофа.

Первая матрица охватывает период от зачатия до момента первых родовых схваток. Это время характеризуется ощущениями совершенно безмятежного и экстатического состояния покоя, счастья, единства с окружающим миром.

Вторая матрица характеризуется периодом схваток, когда спокойное и безмятежное состояние резко нарушается, матка сокращается сжимая плод, но еще не раскрывается. Этот период несет в себе состояние безвыходности и безнадежности, а для плода наступает настоящий ад, ситуация радикально изменилась с блаженной безмятежности до резко дискомфортной и при этом не имеющей выхода.

Третья матрица это время рождения. Этот период характеризуется раскрытием шейки матки и началом движения по родовому каналу. Сложившаяся ситуация двояка, с одной стороны появляется надежда на освобождение из ловушки, а с другой, быстрые перемены означают неизвестность и происходящий из нее страх и ужас. Общий девиз третьей матрицы — борьба за выживание, когда мощные аффективные переживания мобилизуют все скрытые до сего времени резервы психики.

Четвертая перинатальная матрица это момент рождения, когда плод выходит наружу и пуповина, связывающая его с прошлым перерезается.

Предыдущая жизнь закончилась новым состоянием, символически это означает смерть и новое рождение. Появившийся младенец чувствует освобождение и последующее экстатическое единение с матерью — источником нового наслаждения, пищи. Поэтому переживание четвертой матрицы сопровождается чувствами открытого пространства, свободы, полета, любви.

Итак, если предположить, что идея Грофа имеет право на существование, то очевидно следует, что обстоятельства перинатального периода должны оказывать по крайней мере не меньшее влияние на последующее развитие личности и формирование моделей поведения, чем более позднее развитие, особенности которого имеют такое большое значение в психоанализе. Получалось, что перинатальный период это, ни что иное, как источник самого первого опыта взаимодействия индивида с миром, и обстоятельства этого взаимодействия могли быть весьма драматичными.

По этим причинам Гроф считал перенатальный период особенно важным, а глубокое переживание его стадий во взрослом состоянии несло в себе глубочайший психотерапевтический эффект.

Роль перинатального периода в развитии личности.

Гроф считал, что пережитый опыт внутриутробного развития как и самого рождение находится в бессознательном человека и оказывает огромное влияние на его психологическое состояние и модели поведения. Кроме того он предполагал, что четыре базовые перинатальные матрицы являются своеобразным связующим звеном между сознанием человека и глубинным бессознательным. Как мы уже упомянули ранее, обстоятельства при которых происходило внутриутробное развитие плода могли быть самыми разными, как благоприятными, так и не очень. По мнению Грофа в эти периоды происходило формирование задатков определенных склонностей и черт будущего характера человека.

Например в период первой матрицы, если беременность была нежелательной, мать употребляла алкоголь или наркотики, находилась в состоянии стресса или депрессии, то эти факторы очевидно были негативными и отражались на последующем психологическом состоянии личности, такой человек также был подвержен в дальнейшем подобным состояниям и был куда менее психологически устойчив, чем тот индивид, первый перинатальный период которого проходил в благоприятной обстановке.

Во время протекания второго перинатального периода вырабатывались условия для настойчивости, терпения, способности к эффективной мобилизации к выживанию, стойкости к жизненным неудобствам и трудностям. Поэтому, в случае, когда этот период был слишком коротким (преждевременные роды), эти качества вырабатывались не достаточно или не вырабатывались вовсе. В противоположном случае, когда этот период слишком затягивался, вырабатывалась склонность к комплексу жертвы, пассивной жизненной позиции, зависимости от других людей и отсутствию самостоятельности.

В третий перинатальный период, в период борьбы за рождение происходила выработка предпосылок к активной жизненной позиции, к достижению цели, храбрости, решительности. В этот период, как и в предыдущий, нарушения развития означают либо задержку во времени, либо чрезмерное затягивание процесса. Если роды происходят слишком быстро, то способности к борьбе и достижению цели не вырабатываются, в противоположном же случае, человек приобретает склонность к постоянному противостоянию с окружающим миром и часто находит для этого веские причины. Поскольку именно эта матрица связана непосредственно с процессом выживания, то именно она по мнению Грофа была в дальнейшем ответственна за агрессию, склонность к жестокости и подавлению других людей.

В силу перечисленных причин Гроф считал роды исключительно важным периодом во многом определяющим дальнейшее развитие личности. Отсюда же исходили и его рекомендации — по мере возможности сделать их безопасными, легкими и комфортными. Он считал исключительно важными факторами безусловно позитивное отношение к матери в период беременности со стороны других людей и особенно будущего отца, присутствие которого при родах считалось весьма желательным. Исключительно важным фактором было хорошее психологическое состояние матери как непосредственно при родах, так и в период беременности. По сути дела именно Гроф оказал большое влияние на взгляды тогдашнего общества на беременность и роды.

Комментировать через Facebook

Comment