НЕ ОЧЕВИДНОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ НАСИЛИЕ В ПАРЕ. СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ

Моя подруга живет в России и не очень давно работает психологом. Время от времени я слышу от нее истории о ее клиентах, с которыми она, так скажем, не очень может справится. Я конечно понимаю, что данный дружеский треп по скайпу имеет во многом подсознательное стремление получить психологическую поддержку, а скорее профессиональный совет старшего товарища. Получается такая полускрытая супервизия, хотя многие коллеги понимают почему то супервизию как обращение коллеги к коллеге за личной психотерапией 🙂 Ну да я не совсем об этом.
Так вот, была у нее недавно клиентка, которую избил муж. Избил не сильно (ударил единожды) первый раз в жизни, очень переживает от этого, отношения, на грани разрыва. Коллега, не выслушав мужа, мягко подводит ситуацию к немедленному разводу, клиентка сопротивляется. Здесь, для тех кто не курсе, среди психологов есть устоявшееся убеждение — кто ударил раз, сделает это снова и снова. Не могу сказать, что я так тоже долгое время не думала и, хотя огромная доля истины в этом убеждении конечно есть, я все равно до последнего стараюсь разобраться в каждой подобной ситуации. А именно, не было ли скрытого психологического абьюза с противоположной стороны?
 
 
 
Говоря своей подруге о необходимости исследования ситуации с точки зрения позиций всех действующих лиц, я честно говоря не ожидала от нее такой негативной, в чем то даже агрессивной реакции, которая, к моему тихому ужасу, сводилась к примерно следующему — да как ты можешь думать о таком, тут же все ясно, он ударил, а значит нечего и обсуждать. Скажу прямо, мне удалось в итоге донести до нее свою позицию, а также и дождаться результатов терапии, в которые я, фактически вмешалась. А результаты оказались весьма интересными.
 
 
 
Дело случилось так. Моей подруге, честь ей и хвала за это, удалось вытащить на терапию мужа-абьюзера, после чего начала раскрываться шокирующая правда. В ходе терапии стали выясняться подробности, которые, я уверена, совершенно ее шокировали. А именно, в отношениях главным абьюзером оказалась женщина. Которая при этом, стремилась всеми силами «сохранить семью», а фактически свой привычный статус кво. Муж же оказался довольно симпатичным, совершенно не агрессивным человеком, который, просто в силу обстоятельств, долгие годы терпел подобное именно ради сохранения семьи (там один ребенок).
 
 
Описанный инцидент произошел на фоне накопившегося напряжения от психологического насилия, которое выражалось в постоянных мелочных придирках, установке неписанных правил, которые постоянно менялись по произволу жены, в общем, в результате полного набора манипуляций, весьма свойственных нарциссическим натурам.
 
 
Выглядело со стороны все следующим образом, в ответ на фактически невинное замечание женщины, последовал удар в лицо. То есть в данной интерпретации (без исследования ситуации) не было ни малейшего сомнения — муж агрессор, жена, невинная жертва.
 
 
А теперь о шокировавшем даже меня исходе этой терапии. В результате довольно длительной работы с обоими партнерами муж принял решение уйти из семьи, даже несмотря на угрозу (!) женщины подать в суд за побои. Учитывая свое невольное вмешательство, я тщательно следила за этой терапией, мы часами висели в скайпе обсуждая происходящее. Предвидя обвинения в нарушении этики скажу, что подруга получила разрешение от обоих участников на обсуждения с коллегой, хотя в результате, она получила закономерный фидбэк от клиентки, которая обвинила ее в развале семьи и прекратила терапию.
Вот такая вот вот история, которая для меня лично была о том, что психологу, как следователю по особо важным делам, необходимо всегда докапываться до истины. И когда ситуация кажется нам очевидной нужно в особенности проверить себя — а не слил ли я терапию своего клиента.
 
 
А теперь о тех выводах, которые я могу сделать из своей собственной практики и которые, возможно, помогут начинающим психологам.
 
 
— В ситуации насилия в семье физическое насилие чаще всего применяет мужчина, а психологическое, да это так (о ужас!), женщина.
 
 
— В семье, где существует насилие не бывает невинных жертв, даже если другая сторона НЕ абьюзер, то на ней, как минимум, лежит ответственность за бездействие и согласие с насилием (конечно есть немало случаев, когда человеку просто некуда деться). Но фактически, возможности для выхода из ситуации с насилием есть почти всегда, просто зачастую они очень дискомфортные для жертвы абьюзера. Есть случай из Чечни, когда женщине для этого пришлось бежать (эмигрировать), однако, тем не менее, таким путем насилие было прекращено.
 
 
— Если брать ситуации с насилием вообще, то (на мой взгляд), в 70 процентах случаев и психологическим и физическим абьюзером выступает мужчина. НО… в 30 процентах случаев имеет место психологическое насилие со стороны женщины (и это еще нужно уточнять, ввиду неочевидности психологического насилия и непонимания социумом его негативных последствий).
 
 
Об этих тезисах следует хорошо помнить психологу, когда он рассматривает вроде бы очевидную ситуацию. Также нужно помнить о том, что физическое насилие всегда ОЧЕВИДНО и осуждаемо, а вот психологическое НЕТ.
 
 
Автор — психолог Ольга Корина

Комментировать через Facebook

Comment

Добавить комментарий