Необихевиоризм Фредерика Скиннера. Существует ли свобода воли?

Свободны ли мы? Есть ли у нас выбор? Можно ли запрограммировать поведение человека полностью и что будет, если возможности психологии будут использованы в тоталитарных странах для создания системы всеобщего повиновения? В этой статье мы кратко изложим основные работы и идеи одного из известнейших ученых XX века — Фредерика Скиннера.

Беррес Фридерик Скиннер, вероятно, один из самых неоднозначных персонажей в психологии ХХ века. Для многих он гений, из-под руки которого вышло одно из самых продвинутых направлений в психологии, для других он синоним бесчеловечной идеологии, для которой методы психологии значили лишь одно — получение абсолютной власти над человеком.

Фредерик Скиннер — отец необихевиоризма.

Так или иначе, но однажды Скиннер произвел маленькую революцию в психологии поведения, введя в схему стимул-реакция, за долгие десятилетия ставшей в бихевиоризме классической, еще одно промежуточное звено, которое учитывало наконец, и то, что происходит в человеческом сознании. С тех пор объектом изучения в бихевиоризме становится не только поведение личности, но и сама личность.

Долгие годы последователи поведенческого направления в психологии свято верили, что их священная корова, цепочка стимул-реакция (поведение), избавит науку от любых претензий со стороны научного мира. Тех претензий, которые не раз высказывались в адрес психоанализа и гуманистической психологии, считавшимися многими учеными направлениями ненаучными, ведь их идеи были умозрительны и не подлежали экспериментальной проверке.

Бихевиористы считали, что любое живое создание обязательно отреагирует на стимул (воздействие), будь то слово или удар электрическим током, и эту реакцию всегда можно будет наблюдать и измерить опытным путем. Субъективные переживания личности, конечно же, не отрицались, но всякий раз выносились за скобки, а по причине того, что не могли быть объективно оценены, всегда относились на счет побочных факторов.

Но такое пренебрежение звеном, являвшимся, фактически, ключевым, не могло продолжаться долго. И Скиннер стал первым ученым, который, не отказываясь от базовых идеи и наработок классического бихевиоризма, ввел «промежуточный фактор» — человеческое сознание, которое было важнейшим ключевым звеном в изучении человеческого поведения.

Так появилось учение, которое впоследствии назвали необихевиоризм, или новая поведенческая психология.

Ф. Скиннер — самый известный психолог Америки.

В 1971 году Скиннер с легкой руки журналистов Таймс становится одним из самых влиятельных психологов на земле и уж точно самым известным в Америке. Но до сих пор его история окутана ореолом таинственности.

Так, например, покопавшись немного в интернете, можно найти удивительную историю о том, как маленькая Дебора Скиннер, дочь ученого, стала одним из первых объектов его исследований, при этом девочку помещали в закрытый ящик, и так продолжалось несколько лет. Отец на собственном ребенке проверял, к какому поведению приводят различные воздействия. Согласно этой же версии, уже будучи взрослой, Дебора инициировала судебное разбирательство против отца и, проиграв суд, якобы совершила суицид.

На примере этой истории мы можем наблюдать, насколько бессовестными фантазиями бывают одержимы журналисты в погоне за сенсацией. На самом деле дочь Скиннера до сих пор жива, здравствует и, судя по всему, любит своего отца, что подтверждает интервью, данное журналистке Лорин Слейтер.

Но, возможно, в этой истории нет дыма без огня, и плохая репутация ученого все же имеет под собой основания. Так, в своем собственном интервью журналисту Р. Эвансу Скиннер признается, что его методы иногда сродни нацистским и, помимо прочего, сообщил, что, стань они достоянием тоталитарных режимов, они вполне могут быть использованы ими для порабощения сознания людей. В том же интервью Скиннер высказывает свою знаменитую идею, принципиально ставя под сомнение свободу воли человеческой личности.

Несмотря на то, что Скиннер одним из первых стал учитывать фактор человеческого сознания, он же всегда исходил из предположения, что мышление не играет особой роли в деле поведения индивида, и в свое время приложил немало усилий для доказательства того, что у человека можно вызвать фактически любую поведенческую реакцию, применяя разные виды регулярного и нерегулярного подкрепления. Так Скиннер, по мнению некоторых ученых, примеривал свое новое направление на роль Господа Бога от психологии.

Масла в огонь подливал и тот факт, что свои опыты он проводил в знаменитых «ящиках Скиннера», которые на самом деле были просто большими деревянными коробками, не пропускающими звук и свет. В ящики помещались испытуемые животные, там же находились электрические датчики, регистрирующие поведение в ответ на стимул, и один единственный рычажок, который давал иногда пищу, а иногда лишь надежду на то, что она будет получена.

Психологические опыты Скиннера. 

Ученый со своими птицами

В одном из опытов голодные птицы помещались в ящик, куда через определенные промежутки времени вбрасывалась порция еды. Хотя выдача корма не была связана с поведением птиц, тем не менее они запоминали, какие движения они выполняли в этот момент. Через некоторое время они начинали пытаться выполнять похожие действия, поскольку надеялись, что определенное поведение вызовет появление корма. Эти действия для каждой птицы были разными и в некоторых случаях напоминали настоящий ритуальный танец.  Так было показано, что живое существо вовсе не является неким абстрактным поведенческим «черным ящиком» — автоматом, но принимает непосредственное участие в выработке собственного и довольно сложного поведения.

Несколько позднее этот способ получил название оперантного научения, и с его помощью студенты Скиннера выделывали настоящие фокусы, обучая свинью пользоваться пылесосом, а кроликов складывать деньги в ящик.

В 1948 году Скиннер пишет роман «Уолден Два», являющийся поведенческой утопией, в котором мировое правительство в лице ученых-бихевиористов довольно успешно управляет всем миром, пользуясь методами социального программирования населения. При этом эта книга вовсе не является романом ужасов о зомбировании людей, в ней утверждается, по мнению автора, довольно прогрессивная идея о всеобщем счастье под управлением ученых — психологов. Вопреки возможным ожиданиям автора, его идеи вовсе не были приняты с распростертыми объятиями. Особенно негативной была общественная реакция после публикации книги «За пределы свободы и достоинства», когда один из журналистов заметил, что в ней фактически говорится о приручении человечества по законам собачьего воспитания.

Несмотря на такие отклики, Скиннер полон радужных надежд на будущее. Он мечтает получить инструмент для программирования поведения любого живого существа, включая и человека, для этого он пытается преобразовывать простые условные рефлексы в нечто более сложное, и эксперимент с птицами был только началом.

Работая с экспериментальной популяцией крыс, Скиннер открывает новые, ранее неизвестные законы поведения. Так, выработав у животных условный рефлекс, когда, нажимая на рычаг, они каждый раз получали еду, он несколько меняет правила игры, с некоторого момента крысы начинают получать корм не так регулярно — иногда рычаг срабатывает, а иногда и нет. При этом корм мог появляться как после 2-3 нажатий, так и после 10. И тем не менее крысы продолжали все время нажимать на рычаг, надеясь получить питание, ведь рано или поздно, но еда появлялась. Так он доказывает, что более редкое подкрепление вовсе не вызывает угасание рефлекса, но, напротив, активирует его с новой силой.

Некоторые психологи этим законом объясняют стойкость деструктивных браков, когда люди стойко переносят негативное и даже унизительное отношение, в надежде время от времени получать позитивное подкрепление от партнера.

Критика необихевиоризма.

Несмотря на успешные и революционные для своего времени находки, немало ученых скептически относятся к научному творчеству Скиннера, утверждая, что тот не открыл ничего нового и лишь немного развил идеи Ивана Павлова. Кроме того, его эксперименты касались лишь механизмов выработки условных рефлексов, пусть и более сложных, однако не объясняли появления у людей таких явлений, как творческое мышление, чувство вины и стыда, а также поведения, основанного на альтруизме.

Справедливой критике подвергаются и идеи Скиннера о возможностях обучения человека любому поведению. Современные эксперименты доказывают, что оперантное обучение применимо далеко не всегда, и это отчасти обесценивает миф о возможности тотального контроля за человечеством.

На сегодняшний день, несмотря на очевидную утопичность многих идей Скиннера, его методы активно используются в психиатрии и обучении. Так, уже начиная с середины ХХ века, они успешно применяются при коррекции поведения больных шизофренией, когда под воздействием стимула (сигареты) пациенты начинали выполнять требуемые действия — одеваться, принимать еду и т.п., а позднее эти методы стали применять и при коррекции различных фобий. Так идеи Скиннера проникли в область практической психологии, где известны в основном под брендом когнитивно-поведенческой психотерапии.

Можно ли манипулировать свободой воли человека с помощью психологии?

манипуляция сознанием

И в заключение немного о свободе воли. На сегодняшний день, несмотря на довольно широкое использование метода оперантного научения Скиннера, вопрос о свободе воли остается открытым. Очевидно, что никакие современные методики не позволяют программировать поведение человека полностью, и в каждом случае речь может идти лишь о фрагментарном научении, связанном с конкретной ситуаций. Можно отучить человека бояться высоты или замкнутого пространства, можно научить ребенка самостоятельно завязывать шнурки или помогать маме на кухне. Но во всех случаях процесс научения индивидуален, зависит от большого числа обстоятельств и, главное, от особенностей самой личности.

Мы не знаем, какое будущее таит в себе дальнейшее развитие психологии. Вполне возможно, что ученые научатся воздействовать на поведение людей и определять его в гораздо большей степени, чем сегодня, и, как и любые другие технологии, эти возможности можно будет использовать и во вред, и во благо.

К сожалению, в случае тоталитарных и авторитарных режимов сложно ожидать использования психологии во благо народа. И это вполне подтверждает современное положение вещей в нашей собственной стране, когда в полной мере задействованы механизмы манипулирования общественным мнением через средства массовой информации. Увы, когда речь идет о сохранении власти ее беспринципность не имеет границ.

Остается лишь надеяться, что на момент появления новых продвинутых поведенческих технологий мир изменится и станет более мирным и справедливым.

Статьи на похожие темы:

Психология в руках пропаганды.

«Вечный фашизм» Умберто Эко.

Бихевиоризм.

Когнитивно-бихевиореальный метод психотерапии.

Когнитивная терапия Аарона Бека.

Комментировать через Facebook

Comment